В Кремле сейчас страшно

Вы думаете, им не страшно? Сильно заблуждаетесь! Представьте: вы оказались на краю пропасти и видите надвигающуюся на вас с гор лавину.

Максимов Сергей
Источник: vlasti.net 

Именно такое ощущение переживают сегодня многие обитатели Кремля, парламента, министерств…

Остановить лавину невозможно, но и прыгать в пропасть — сами понимаете… Лавина — это наваливающиеся санкции Запада, которые никто не отменит, пропасть — это приближающийся коллапс российской экономики, который последует за новыми санкциями и эмбарго. Да, деньги у них есть, и большие, но куда бежать, если после смены власти «кремлевских» все равно найдут в любой цивилизованной стране? На Сейшельские острова? Но что там делать?! В моральном отношении это даже хуже, чем ссылка Наполеона на остров Святой Елены. Поэтому они будут цепляться за власть до последней минуты, отстреливаться до «последнего патрона», хвататься за соломинку, как утопающий. Им есть что терять.

Сегодня санкции Запада — это не санкции. Это всего лишь предупреждение. Нашатырный спирт, который поднесли к носу «кремлевских», не подействовал — у них напрочь заложило носы. В США уже раздаются голоса о необходимости введения эмбарго на покупку в России нефти и отключения ее от банковской системы SWIFT. Снижение цены на нефть до 40 долларов за баррель подорвет российскую экономику, однако не настолько, как полное эмбарго на покупки нефти. Это больше половины бюджета страны! Если добавить к этому SWIFT и парализованные банковские платежи, то не надо быть экстрасенсом, чтобы предвидеть: экономика России рухнет. Не требуется специального образования, чтобы понять элементарную истину: без валюты и без сбалансированной банковской системы государственный аппарат не сможет функционировать. То есть работать он сможет, но результаты этой работы будут уходить в свисток.

Что за этим последует? Разочарую «ястребов» — нет, никакая не Третья мировая. Кому-то очень хотелось бы «побряцать оружием», да нечем. Блеф о военном превосходстве российской армии над НАТО оставим для внутреннего пользования. В Кремле не рассматривали, не рассматривают и никогда не будут рассматривать вариант решения любого спорного вопроса с Западом с позиции силы. Ядерный шантаж на камеру — да, но это для слабонервных, зомби и шизофреников. Уже сегодня Россия уступает в военном отношении странам НАТО по всем показателям едва ли не в три раза. Начать соревноваться со странами Запада (США, Канада, Евросоюз) по части вооружений, когда их совокупный ВВП составляет более 50% от мирового, тогда как у России всего лишь 2%, могут лишь не вполне здоровые люди. Гонка вооружений доконала Советский Союз, хотя тот гораздо меньше зависел от Запада, чем нынешняя Россия.

Что должны делать в Кремле? Стараться как можно дольше сохранить статус-кво, который всецело зависит от отношений с Украиной. В этой связи можно ожидать лишь одного — продолжения войны на востоке соседней страны. Это план Путина. Все силы и средства Украине придется тратить на эту войну. Остановить ее — не в интересах Москвы, иначе весь мир тут же вспомнит об аннексированном Крыме. Если же Кремль отдаст Крым Украине (представим себе невозможное), то вертикаль путинской власти сложится как карточный домик, ведь у «патриотов России» моментально возникнет вопрос: «Путин — предатель?!» Это даже хуже полной изоляции или внешней интервенции. Значит, Кремль будет продолжать гнобить Донбасс до тех пор, пока в Соединенных Штатах в начале 2017 года не приступит к исполнению своих обязанностей новый президент, скорее всего, представитель Республиканской партии. Вероятность введения новых, убийственных санкций против России вырастет.

Мы знаем, где учились нынешние руководители России, но не знаем, кто их учил так талантливо уничтожать свое государство. То, что не смогли сделать ни Наполеон, ни Вильгельм, ни Гитлер, делает Путин. Россия не выживет в изоляции, она системно завязана на мировые рынки, преобразовать ее сырьевую экономику в натуральное хозяйство не получится ни за десять, ни за сто лет. Мы все будем свидетелями того, как этот колосс на глиняных ногах начнет трескаться и рассыпаться.

Герман Обухов

Источник: Русский еврей


Оставьте комментарий

Вы должны зарегистрироваться , чтобы оставить комментраий.

  • Igor на 24.08.2016 13:29:34

    Вітаю вас, шановні читачи , з святом нашої Свободи,!
    Хай довголіття, освіта та добробут будуть у ваших родинах.
    Слава Україні!

    P.S. Якщо поаернутися до статт, тоі. пропоную до Вашої уваги частку інтерв'ю з
    Джеймсом Шерром який " в течение трёх лет возглавлял в Четэм-Хаус группу, которая отслеживает политические процессы в России и Евразийском регионе; он остается внештатным научным сотрудником этой группы и сейчас. В 2013 году он издал книгу "Жесткая дипломатия и мягкое принуждение: Российское влияние за рубежом", а в 2015 году стал одним из авторов выпущенного Четэм-Хаус аналитического отчета"Российский вызов" с прогнозами развития ситуации, которая сложилась после аннексии Крыма Россией."
    Отже.

    ПИТАННЯ: - Наблюдая за реакцией Запада на российскую агрессию, многие здесь высказывают мнение, что установленные против России санкции недостаточны и неадекватны. Какая стратегия стоит за этими санкциями?

    ВІДПОВІДЬ:- Санкции, на самом деле, действуют гораздо эффективнее, чем это видится со стороны. Они прицельны, они выборочны, они не бьют "по площадям", поэтому со стороны их трудно оценить. Некоторые думают, что санкции введены для того, чтобы потом отменить их после уступок со стороны России, но это не так. Одна из их главных задач - отсечь российские государственные компании, и без того финансово архаичные и ослабленные, от глобальных финансовых рынков, а также от возможности импорта в Россию современных технологий, доступ к которым жизненно важен для модернизации военной и энергетической отраслей. Тем самым санкции должны оказать глубокое и опустошительное воздействие как раз на те сферы, которые Россия использует для агрессии и продолжения политического давления на соседние страны. Но для того, чтобы эффект санкций вполне проявился, должно пройти некоторое время. В этом отношении их действительно можно счесть "неэффективными", поскольку они не лишают Россию возможности в краткосрочной или даже среднесрочной перспективе устраивать новые военные авантюры. И мы видели это в двух военных эскалациях, которые предшествовали Минску-1 в 2014 году и Минску-2 в феврале 2015 года. Главной задачей этих эскалаций была не демонстрация военной силы или захват новых территорий (потому что фактически новые территории тогда захвачены не были), это были прежде всего операции в контексте информационной войны. Они были спланированы так, чтобы заставить Запад поверить, что политика санкций не работает. Это была попытка заставить нас сомневаться в успехе, чтобы Запад согласился убедить Украину пожертвовать частью её суверенитета. И некоторые из условий минских договоренностей действительно дают повод для такого толкования, поскольку сформулированы довольно двусмысленно. Однако на Западе гораздо больше политиков, которые понимают, насколько важно работать плечом к плечу с Украиной для того, чтобы она смогла отстоять свой суверенитет и укрепить обороноспособность. Для этого необходимо, чтобы Украина выстроила систему обороны не только на восточной границе, но и обеспечила свою внутреннюю безопасность.

    Питання: - Какую наиболее вероятную конфигурацию международной безопасности вы видите для Украины? Вступление в НАТО будет для нас невозможно в течение как минимум нескольких лет, даже на правах ограниченного членства, а Будапештский меморандум, на который мы опирались прежде, оказался бесполезным. На что Украина может рассчитывать в ближайшие годы?

    ВІДПОВІДЬ: Я считаю, что даже если бы Украине было предложено начать процедуру полноценного вступления в НАТО прямо сейчас, это совершенно ничего бы не изменило. Сначала нам предстоит выиграть войну. Украине предстоит выиграть войну при поддержке Запада - поддержке аналитическими ресурсами, данными разведки, налаживанием взаимодействия. Эффективное взаимодействие сейчас гораздо важнее символических жестов вроде обещания перспективы интеграции со структурами Евросоюза. Это очень серьезный вызов, который потребует от всех нас значительных усилий, глубокого стратегического мышления, решимости и настойчивости в достижении цели.