Запрос на Путина в Молдове

Чего ждать Украине от президентских выборов в соседней стране?

08.11.16 В За рубежом 165
Максимов Сергей
Источник: argumentua 

На фоне коррупции и олигархизации проевропейских сил по меньшей мере половина молдавского общества снова выбирает курс на Россию и авторитаризм.

В Молдове шутят: настоящим победителем нынешней президентской гонки должен стать Владимир Путин. Именно он является самым популярным политиком страны. А кандидат от социалистов 41-летний Иґор Додон, стабильно лидировавший в предвыборных рейтингах и набравший наибольшее количество голосов в первом туре (48,7%) - это, мол, только его бледный и слабый заменитель.

Действительно, соцопрос «Барометра общественного мнения», представленные Институтом общественных политик, обнаруживают, что российский президент стабильно остается самым популярным иностранным публичным деятелем в этой стране: в 2016-м более 60% респондентов предпочитали его, на втором месте с вдвое меньшим результатом - президент Румынии Йоханнис, на третьем - немецкий канцлер Ангела Меркель.

Ход нынешней избирательной кампании в Молдове в некоторой степени является отражением этого рейтинга: Додон, который заявляет, что хочет быть похожим на Путина, лидирует, а его главная конкурентка 44-летняя Майя Санду, проевропейский политик с дипломом Гарвардского университета, опытом работы в штаб-квартире Всемирного банка, занимает вторую позицию.

В предвыборных опросах она существенно уступала фавориту. Впрочем, в первом туре она получила вполне приличный результат - 38%. Поскольку ни один кандидат не набрал более 50% голосов, будет второй раунд. В нем политические эксперты прогнозируют мобилизацию проевропейского электората: студентов, молодых специалистов, выпускников западных вузов. Итак, у Майи Санду гипотетически есть шансы на победу. Кандидаты могут финишировать практически бок о бок - тогда все будет решать несколько процентов голосов.

За все время избирательной гонки Игорь Додон наделал немало противоречивых и провокационных заявлений. При этом если в молдовских реалиях они дают ему электоральные дивиденды, то в украинских означали бы конец его политической карьеры. «Молдове нужен Лукашенко или Путин, жесткий хозяйственник, который создаст четкую вертикаль власти, поставит всех этих ребят на место, большинство отправит в тюрьму», - заявил политик в интервью изданию «Панорама». Под «всеми ребятами» имел в виду членов проевропейских правительств последних лет: политиков из Демократической и Либеральной демократической партий.

Или вот его заявление о принадлежности Крыма России: «Это знает весь мир. Юридически это до сих пор не оформлено, но очень многие государства, большинство западного мира, это не признали. Но де-факто, скажем честно, Крым принадлежит России». Додон пообещал поставить на консультативный референдум вопрос об отмене подписанного в 2014-м Соглашения об ассоциации с ЕС.

Конечно же, альтернативой этому должны стать тесные отношения с Россией вплоть до вхождения страны в Таможенный союз. Эксперты, впрочем, советуют воспринимать эти разговоры об отмене договоренности с Европейским Союзом, скорее, как предвыборную риторику.

На практике осуществить такое будет сложно. В конце концов, проевропейская часть общества может восстать против. У страны есть опыт массовых протестов и гражданской мобилизации: это и акции 2009 года, когда в отставку был вынужден подать президент-коммунист Владимир Воронин, это и протесты 2015-2016 годов в ответ на коррупционные аферы власти. А опыт украинского Майдана и вовсе должен бы охладить пыл социалистов.

Впрочем, предвыборный популизм, восхищение Путиным, когда тот начинает войны на территории соседей, и антиевропейские настроения могут оставить послевкусие реванша «русского мира». В стране, которую до недавнего времени в Брюсселе ставили в пример Киеву и Тбилиси.

Кишинев раньше них выполнил план визовой либерализации. Молдаване уже два года ездят без виз в Евросоюз. На самом деле о «реванше» говорить рано, а причины роста популярности пророссийского вектора следует искать в глубоком разочаровании общества из-за коррупции чиновников. И это тот урок, который Украина лучше усвоить из собственного опыта, а не чужого.

Майя Санду не имеет и десятой части тех средств, которые сейчас команда Игоря Додона ежедневно тратит на избирательную кампанию. По неофициальным данным, кандидат от партии «Действие и солидарность» - так называется ее политический проект, потратила на выборы до €10 тыс. Ее наружной рекламы на улицах молдавских городов не видно.

В то же время подконтрольные социалистам СМИ выливают море компромата на нее. И при этом всем выдвиженка получила в первом туре тот результат, который дает определенные шансы на финальную победу. Следовательно, не все так плохо: молдавские избиратели открыты для нестандартных политиков, реформаторов, а влияние сторонников Путина ограничено.

Майя Санду сейчас пытается дистанцироваться от своих бывших коллег по правящей коалиции, прежде всего политиков из Демократической партии, которых обвиняют в коррупции и неудачах в реформах. Однако в какой-то мере она успела стать частью молдавского политического истеблишмента. В 2012-2015-м Санду работала министром образования. На этой должности проводила реформы, в частности боролась с коррупцией в ВУЗзах. Но в целом осталась в стороне от громких коррупционных сделок и скандалов.

А их было предостаточно в молдовской политике на протяжении последних двух лет. Собственно, выбор большой части тамошнего общества в пользу социалиста Игоря Додона можно рассматривать как голосование глубоко разочарованных людей за прошлое. Хотя симпатизирование прошлому всегда ограничивает, а порой и останавливает развитие.

Бедность, отсутствие быстрых изменений, а также мощная пророссийская пропаганда, сохраняющаяся в этой стране, подталкивают людей к выбору вчерашнего дня вместо неопределенных надежд на будущее. Впрочем, несмотря на все проблемы и коррупционные скандалы, именно проевропейские политические силы смогли за последние годы вывести страну на путь экономического роста: по прогнозу Всемирного банка, в этом году он должен достичь 2,2%, а в 2017-2018-м - 3% ВВП.

Что касается разочарования в еврооптимистах, то оно пришло массово к молдаванам в 2014-м. Тогда из трех банков страны за границу нелегально был выведен €1 млрд. По данным ее Центрального банка, деньги осели на счетах в российских банках.

Молдовские банки выдали кредиты на указанную сумму, которые никто, как оказалось, не собирался возвращать. €1 млрд на тот момент был равен 12% ВВП этой беднейшей страны Европы. Конечно, в афере обвиняли правительство. Людей разгневал масштаб цинизма: с одной стороны, разговоры о европейских ценностях, а с другой - то ли преступная халатность, то ли прямое содействие похищению 1/8 национального богатства. В ответ по стране прокатились массовые протесты, возникали новые гражданские инициативы.

В июне 2016-го молдовский суд вынес приговор экс-премьеру Владу Филату: девять лет лишения свободы за «получение выгоды из своего служебного положения и пассивную коррупцию». Тот возглавлял правительство в 2009-2013-м. Филата приветствовали аплодисментами в европейских столицах как надежду молдовской политики, молодого и перспективного европейца-реформатора, приближающего свою страну к ЕС, - и вот такое фиаско и разочарование. Экс-руководителя правительства обвинилли, помимо прочего, в выделении рефинансирования тем банкам, из которых впоследствии украдут деньги. В конце концов, в его истории остается много знаков. Сам он обвинял в преследовании олигарха Влада Плахотнюка.

Итак, пока Влад Филат сидит в тюрьме, политику страны определяет не премьер и не президент, а именно Влад Плахотнюк. Человек без должности, но со всей полнотой власти - крупнейший молдовский олигарх. По роли в политике его можно сравнить с миллиардером Бидзиной Иванишвили в Грузии или с Ринатом Ахметовым времен президентства Виктора Януковича.

Формально Плахотнюк поддерживает проевропейский курс страны. А реально, как и положено настоящему олигарху, он может быстро и с выгодой для себя договариваться со вчерашними оппонентами. Так, пока на уровне слухов в СМИ и среди экспертов говорят о том, что Игорь Додон и Влад Плахотнюк между собой уже договорились, как будут сосуществовать, если победит именно социалист. И это при том, что в глазах массового потребителя он выступает как борец с олигархами.

«За несколько дней до выборов Додон, говоря об олигархате, начал называть фамилию Плахотнюка. А до тех пор предпочитал говорить об абстрактных олигархах во множественном числе, хотя все понимали, о ком на самом деле речь. Плахотнюку выгодно иметь пророссийского президента.

Если дальше будут возникать проблемы с реформами в области противодействия коррупции, юстиции, которые реализует контролируемое им правительство Павла Филипа, он сможет переводить внимание людей с этих действительно насущных вопросов на искусственную проблему конфликта между институтом президентства, с одной стороны, и правительством и парламентом, с другой», - объясняет аналитик неправительственной организации Expert-Grup Дионис Ченуша.

Значение нынешних президентских выборов в Молдове в любом случае не стоит переоценивать. Это выборы главы государства в парламентской системе. До недавнего времени в этой стране президента вообще выбирал законодательный орган. Затем Конституционный суд решил, что это не соответствует Основному закону.

Главу государства отныне выбирают всенародно, но его полномочия и в дальнейшем будут весьма скромными: он или она будет ездить по саммитам и ​​конференциям, принимать глав государств, но центром принятия ключевых решений будет оставаться правительство, контролируемое сейчас Плахотнюком. В ноябре 2018-го в Молдове должны состояться парламентские выборы. Вот они и станут настоящим полем боя между двумя лагерями: проевропейским и пророссийским. Сейчас в парламенте прозападные силы имеют преимущество в девять мандатов над социалистами и коммунистами.

Еще год назад молдовские эксперты, журналисты били тревогу: российские и пророссийские СМИ и откровенная пропаганда «русского мира» очень распространены в Молдове, влияют на большую часть общества - и это будет иметь последствия. Прошел год - их прогнозы сбываются. Кандидат от социалистов стремится к победе. За два года, оставшиеся до парламентских выборов, еврооптимистам вряд ли по силам провести такие реформы, результаты которых мгновенно почувствовали бы все в стране и которые могли бы «гасить» пророссийскую пропаганду.

Впрочем, Майя Санду, какими бы ни были результаты второго тура, доказала своим примером, что почти половина страны, делая свой выбор, не поддается влиянию чужой пропаганды, грязным политтехнологиям и большим деньгам. И не голосует за прошлое, даже имея трудности в настоящем.

Жанна Безп’ятчук, опубликовано в издании Тиждень.UA

***

Молдова не станет «башней Кремля»

Экс-президент Молдовы Петр Лучинский рассказал Анастасии Руденко из газеты «День»— о причинах пророссийских настроений в обществе, влиянии олигархов и Приднестровье.

Впервые за 20 лет граждане Молдовы имели возможность избрать прямым голосованием президента страны. Вокруг этой политической гонки развернулись дискуссии не столько о персоналиях, сколько о геополитической ориентации и ценностном выборе. Пророссийский политик, лидер Партии социалистов (ПРСМ) Игорь Додон набрал 48,6% голосов избирателей и был за шаг от победы в первом туре. На втором месте — ориентированная на западный вектор развития лидер партии «Действие и солидарность» Майя Санду, за которую отдали голоса свыше 38%. И теперь два эти кандидата будут соревноваться во втором туре, который состоится 13 ноября.

«День» связался со вторым президентом Молдовы Петром Лучинским, чтобы спросить о тенденциях в молдавской политике и электоральных прогнозах. Он руководил страной в последние годы существования «советской империи» — был первым секретарем ЦК компартии Молдовы, после — главой парламента Молдовы, а в 1996—2001 гг. — президентом. Именно Лучинский инициировал отдаление Молдовы от СНГ и поворот в сторону Европы.

«Все эти годы власти усугубляли давние проблемы коррупции и кумовства»

— Почему в Молдове, по вашему мнению, несмотря на конфликт в Приднестровье и интервенцию в Украину, доминируют пророссийские взгляды?

— Первое, это общая проблема ряда постсоветских республик — ментальность, на которой отпечатались долгие годы пребывания в СССР. Сейчас у активной части общества, которая пошла на выборы, пик трудоспособности выпал на 70—90-е годы, и они имеют иллюзорное представление, что те времена и социальные реалии можно вернуть. Хотя умом понимают, что Советского Союза нет, и уже создался совершенно другой международный контекст, тем более — у нас в регионе. Второе — состав населения в силу исторических причин. Молдова — очень многонациональное государство, некоторые этнические группы формировались сотнями лет. Еще в период царской России, когда была построена железная дорога, пришли гагаузы, болгары, староверы. Много русских, которые оказывались здесь не по своей воле, украинцев, приходивших в поисках лучших земель. Таким образом, состав населения пестрый, и многие до сих пор думают, что все будут говорить на русском языке. Сложно приучить к тому, чтобы знали язык страны, в которой находятся. В-третьих — экономические обстоятельства. Масса наших граждан работает в России, особенно большой поток был до ситуации с Украиной. Рынок в большой мере ориентирован туда же. Много молодежи и активных работников уехали за границу, остались люди пожилого возраста, преимущественно — в селах, а Молдова — сельская республика. Это как раз та часть общества, которая верит в красивые обещания, ими легко манипулировать.

— У Молдовы было 25 лет, чтобы закрепить европейский выбор конкретными шагами. Почему политики не сделали этого?

— В институционном плане Молдова среди чуть ли не всех стран постсоветского пространства находится наиболее близко к Европе. Было подписано Соглашение об Ассоциации, введен безвизовый режим. В Молдове много европейских инвестиций, огромное количество проектов — почти на каждое село выделяется от 10 до 30 тыс. долларов на ремонт детского садика, решение ирригационных проблем и так далее. Около 95% мелких и средних фермерских хозяйств задействованы в таких проектах. Также в Европе работает много наших граждан.

Но внутри страны практически все эти годы власти усугубляли давние проблемы коррупции и кумовства. Это разочаровало людей — вроде как идем в Европу, а ничего не меняется. Нашумевший скандал кражи миллиарда из государственного банка окончательно дезориентировал людей. Все свели к обвинениям Запада в неспособности повлиять на ситуацию, хотя это наши внутренние проблемы. Так что отдельные прогрессы запятнаны внутренней политикой. А это ключевое — не важно, куда мы идем, главное, чтобы механизмы и система власти удовлетворяли людей. Так, люди на волне разочарования поверили в восточный вектор, и как им объяснить, что там только хуже! Есть только два способа — на реальных цифрах или на опыте. В который раз убеждаюсь, что даже на опыте люди ничему не учатся. Казалось бы, сколько раз можно проходить через одно и то же? Коммунисты в Молдове уже побеждали, обещали вернуть колбасу по 2.20, и что поменялось? Сейчас, после временного эмбарго России на ввоз молдавских товаров, настроения обострились, так как испугались остаться без российского рынка.

«Важно мобилизовать проевропейски настроенных граждан»

— По вашему мнению, чего ждать от второго тура? Сможет ли Майя Санду мобилизовать свой электорат?

— В Молдове всегда второй тур более активный, чем первый. Это касается и моего избрания, когда в первом туре имел 28% голосов против 38% у Снегура, и я потом выиграл. И всегда за эти 25 лет, когда во втором туре встречались представитель от левых сил против кандидата европейского лагеря, то побеждал последний.

Сейчас активность в сельской местности была намного выше, чем в столице. И молодежи с 18 до 25 лет пришло только 10%. Поэтому важно мобилизовать эту часть общества, молдаван за рубежом, разъяснить людям, что добра от популизма ждать не стоит. Надежда на победу Санды есть.

— У лондонского профессора Эндрю Вилсона есть концепция «башен Кремля». Каков риск, что Молдова станет опорой Путина в Европе?

— Общие настроения людей однозначно проевропейские, поэтому не допускаю возможности, что Молдова может изменить свою ценностную ориентацию. Определенная цикличность откатов в электоральных симпатиях есть. Первые десять лет мы шли с четкой европейской ориентировкой. Потом пришли коммунисты и повернули на восток. Но не сработало, наоборот, симпатии к ЕС вернулись у 70% людей. За следующие шесть лет избиратели из-за действий нынешней власти, массы случаев коррупции и краж снова хотят новых решений. Но разочарование касается конкретных случаев, а не европейского знамени в целом.

— Какие вариант развития событий в случае избрания Додона президентом, сможет ли он выполнить свои обещания и разорвать Соглашение об Асоциации и войти в Таможенный союз с Россией, или это останется только обещаниями?

— Будет любопытно увидеть, как Додон уворачивается от исполнения обещаний в случае своей победы. Рычагов у президента очень мало, да и без европейской поддержки Молдове не обойтись. Чем можно заменить более 900 проектов по населенным пунктам? Заявления Додона — это дешевый популизм, чтобы прийти ко власти. К сожалению, наши избиратели голосуют не умом, а под влиянием эмоций, тем более — в сельской местности.

«Вернуть Приднестровье сможет толькр успешная, реформированная Молдова»

— Приднестровский конфликт уже давно находится в замороженном состоянии. Но есть мнение, что если будет идти речь о вхождении Молдовы в ЕС в определенной временной перспективе, Приднестровье может быть дестабилизировано в любой момент с целью манипуляции. Есть ли план дипломатических действий или интеграции относительно этих территорий?

— Реальность заключается в том, что за эти годы мы уже привыкли жить без Приднестровья. В то же время многие понимают, что в этом конфликте когда-то нужно будет поставить точку, и республика должна развиваться в пределах своих прежних границ. Бюджет Молдовы предусматривает какие-то деньги на Приднестровье, ЕС также пытается распространять свои проекты на эту территорию. Но финансовые вливания России намного больше — она дает им деньги, обеспечивает выплату пенсий, там не платят за газ. Какой смысл делать это? Держать угрозу под боком Кишинева? Но Молдову это не остановит на пути в Европейский Союз. Поставить там военную базу? Это невозможно в связи с ситуацией в Украине. Мне кажется, что территория с неопределенным статусом многим выгодна — контрабанда, производство чего хочешь и так далее. И на Донбассе хотели сделать подобное неконтролируемое безумие, но Украина заняла принципиальную позицию, что этого не будет.

Альтернативы мирному пути у Молдовы нет. Уверен, если бы в нашем государстве уровень жизни стал качественно выше, конфликт решился бы намного быстрее. Когда мы сможем что-то предложить Приднестровью, создать лучшие условия — дело будет. Я не вижу другого способа, кроме общения с людьми. Любые выборы и референдумы исключены, Молдова их не признает. Как у вас с Донбассом, нормальное волеизъявление в неравных условиях невозможно. Перспективы Приднестровского конфликта зависят от международной ситуации в регионе и реформ в самой Молдове.

— Додон предлагает федерализацию Молдовы, эту идею проталкивает и Россия. Противоречивое предложение, например, Гагаузия — сложный регион с сильными пророссийскими настроениями. Считаете ли вы такую реформу полезной для Молдовы?

— Я не делаю из федерализации страшилку, но Молдова однозначно не готова к этому. Федерализация может привести к такому взрыву сепаратизма по всей нашей маленькой стране, что страшно представить. К сожалению, мы — не Швейцария. Для такого шага потребуется большая подготовительная работа и ясность во взаимоотношениях центра с субъектами федерации. Но это только на уровне пропаганды, популизма, не более.

«Надеюсь на рычаги сдерживания олигархического порядка»

— Не секрет — значительный вес олигарха Плахотонюка в политической системе Молдовы. Когда он стал таким влиятельным, и сможет ли новый президент стать ему противовесом?

— Он давно внедрился в экономическую жизнь, ведет бизнес на государственных предприятиях. Вовлечен в партию, которая сейчас во власти, активно финансирует ее. Он непубличен, но координирует парламентское большинство. Ему многое приписывают, но Плахотонюк и сам делает одиозные заявления. Он хотел стать премьер-министром при той системе, но не получилось. Президент в своих полномочиях может немногое, однако сделать рычаги балансирования и сдерживания возможно. Должна появиться точка силы, которая не так думает и действует, как сейчас при олигархическом порядке.


Оставьте комментарий

Вы должны зарегистрироваться , чтобы оставить комментраий.