Интерпол на побегушках у Кремля. Как Москва ловит врагов режима чужими руками

Москва разработала сложную схему для поимки неугодных режиму.

10.11.16 В За рубежом 91
Высоцкая Сабина
Источник: argumentua 

Жар загребают чужими руками — к розыску и аресту врагов Кремля привлекаются сотрудники иностранных судов и правоохранительные органы.

Когда российский суд обвинил Никиту Кулаченкова, сотрудника Фонда борьбы с коррупцией, в краже уличной картины, 34-летний соратник оппозиционера Алексея Навального не стал терять времени и бежал в Литву. «Он решил не опровергать сфабрикованные обвинения, сочтя, что его усилия обречены на провал, — пишет корреспондент The New York Times Эндрю Хиггинс. — Однако он не учёл одну вещь: возможности России простираются далеко за её пределы».

В Литве Кулаченков получил паспорт политического беженца, с которым через какое-то время отправился на Кипр. Провести время с близкими, как планировал активист, ему не удалось: по прилёте, во время прохождения паспортного контроля в кипрском аэропорту, Кулаченков был задержан.

«Мне сказали: вы знаете, у вас есть некоторые проблемы, — вспоминает Никита в интервью для Новой газеты. — Сначала меня задержали на два-три часа в офисе пограничной службы. Сидел с пограничниками, пил кофе. Потом они меня отпустили, сказали: «Извините, всё нормально». Но уехать из аэропорта не успел, меня задержали снова. На сей раз сказали: «Нет, вы знаете, не всё нормально». Приехала полиция, меня арестовали».

Документ, подтверждающий статус беженца, Кулаченкову не помог: в электронных базах данных соратник Навального значился как разыскиваемый преступник, которого следует немедленно задержать.

«Извещение о розыске Россия распространила через Интерпол в августе прошлого года, — поясняет The New York Times. — В этой стране похищение миллионов и даже миллиардов долларов приближёнными к власти лицами в большинстве случаев безнаказанно сходит им с рук, а вот предполагаемая кража копеечного рисунка, созданного дворником, стала объектом длительного расследования с участием высокопоставленных сотрудников правоохранительных органов».

В связи с уставом Интерпола, запрещающим политические преследования, требование об аресте Кулаченкова не было одобрено этой организацией. Тем не менее в базах данных по всему миру на 34-летнего активиста по борьбе с коррупцией был повешен ярлык преступника, подчёркивает The New York Times.

Причиной ареста Кулаченкова, к примеру, стала «рассылка» — просьба об аресте, которую Интерпол распространяет среди государств — членов организации. Из-за неё активист провёл почти три недели под стражей, пока власти Кипра рассматривали запрос Москвы о его депортации в Россию.

У западных медиаэкспертов сложилось впечатление, что Москва разработала сложную схему для поимки неугодных режиму. Жар загребают чужими руками — к розыску и аресту врагов Кремля привлекаются сотрудники иностранных судов и правоохранительные органы.

К примеру, активы Сергея Пугачёва, бывшего близкого друга Путина, вступившего в конфликт с российской властью из-за спора о собственности, британский суд заморозил именно в ответ на запрос из Москвы, пишет журналист Эндрю Хиггинс.

«Это потенциально мощная угроза, которую можно использовать против тех, кто пока остаётся в стране. Мол, даже если вам удастся уехать, не ожидайте, что окажетесь в безопасности», — утверждает Джейго Расселл, главный управляющий лондонской правозащитной организации Fair Trials International.

По словам британца Уильяма Браудера, российские спецслужбы стучат в одну и ту же дверь сто раз, и иногда им открывают. «Они могут провалиться 99 раз, но на сотый раз их план может сработать. С их точки зрения, цель оправдывает средства и затраты», — уверяет Уильям.

После того, как он сбежал в Лондон и развернул международную кампанию против России в связи с убийством своего арестованного адвоката, Кремль заочно осудил его за налоговое мошенничество. Кроме того, Москва трижды пыталась заполучить Браудера с помощью Интерпола. Враг Кремля остался на свободе лишь потому, что его преследователям не удалось доказать отсутствие политических мотивов в просьбе об аресте.

Как показывает практика, и Уильям Браудер, и Никита Кулаченков обошлись «малой кровью». Другому беженцу, 34-летнему редактору Петру Силаеву, сбежавшему от расправы над экологами-демонстрантами в Финляндию, повезло меньше. Когда он прилетел в Испанию на встречу с друзьями, его тут же арестовала местная полиция. Причиной задержания послужило уведомление, выданное Интерполом по просьбе Москвы.

По данным The New York Times, через две недели после задержания начались переговоры по экстрадиции «преступника» в Россию. Под давлением общественности и представителей СМИ суд отменил это решение. Спустя 6 месяцев Силаеву наконец позволили вернуться из Мадрида в Хельсинки, и активист ещё около года добивался удаления своего имени из базы данных Интерпола.

В одном из интервью Силаев назвал Интерпол «абсолютно непрозрачной» и «действующей в ярко выраженном советском стиле» организацией.

Член эстонского парламента Эрик-Нийлес Кросс считает, что проблема не в Интерполе. «Все западные институты, особенно правоохранительные органы, основаны на принципе добросовестности в действиях правительств, — рассуждает он. — Никто же не предусматривал, что сами правительства могут оказаться преступными. Они могут заварить всё, что захотят, и скормить это Интерполу, и тогда эта организация начинает работать против заявленных целей».


Оставьте комментарий

Вы должны зарегистрироваться , чтобы оставить комментраий.