Доведут ли Кремль до Гааги?

На этой неделе Украина предоставила Международному уголовному суду доказательства военных преступлений РФ против нашего государства

26.11.16 В За рубежом 179
Высоцкая Сабина
Источник: argumentua 

«Я давно и открыто говорю, что двойные стандарты, которые использует Президент, заявляя с одной стороны, что РФ является агрессором, а с другой стороны, не вводя военное положение и не вводя надлежащие санкции против агрессора, подрывают правовую позицию Украины в вопросе ответственности РФ как государства-агрессора», — эксперт.

На этой неделе Украина предоставила Международному уголовному суду доказательства военных преступлений РФ против нашего государства. Эти доказательства, судя по заявлению Генпрокурора Украины Юрия Луценко, МУС признал достаточными.

Генпрокурор в Гааге перед журналистами в частности отметил: «В офисе прокурора МУС мы рассматривали доказательства того, что во время событий под Иловайском Российская Федерация ввела регулярные силы ВС РФ в тыл наших войск, нарушила договоренность о „зеленом коридоре“ для отступления наших военных, которые иногда находились в меньшинстве в 18 раз, а также маскировала свою технику под украинскую».

Украинская сторона также предоставила данные о внесудебных казнях, пытках, похищениях людей, расстрелах на месте. По словам Луценко, «все это подпадает под определение военного преступления и преступления против человечности. Наши доказательства признаны очень серьезными... Мы говорим о необходимости рассмотрения роли министра обороны РФ, 18 генералов, 2 адмиралов и еще ряда чиновников ВС РФ, которые, по данным нашего следствия, причастны к разворачиванию войны на территории Украины, нарушению Женевских соглашений».

 Памятник украинско-российской «дружбе» / Фото Евгения Степаненко

Напомним, что агрессия РФ против Украины длится уже третий год. За это время были оккупированы территории Крыма и Донбасса. Кроме того, в результате агрессии РФ только официально погибло более чем 10 тысяч украинцев, десятки тысяч понесли существенные материальные потери и моральный ущерб, и миллионы оказались в ситуации беженцев.

К сожалению, отсутствие своевременного введения военного положения и размытая юридическая артикуляция государства в этом конфликте (например, определение конфликта как Антитеррористическая операция, априори исключает элемент агрессии конкретного государства), дает возможность оккупанту для люфта в своих заявлениях и определениях. РФ всячески стремится выдать свою агрессию как внутренний конфликт в Украине, а аннексию Крыма расценивает как акты «исторической справедливости».

Такое поведение оккупанта вполне вписывается в канву поведения, например, нацистской Германии времен Второй мировой войны. РФ использует удачную для нее внешнеполитическую диспозицию для манипуляций, точно так же, как

Третий рейх нагло таранил слабую позицию Европы при реализации своих имперских планов. В конце концов, нацистские преступники оказались на скамье подсудимых в Нюрнберге, а Германия долгие годы вынуждена была выплачивать репарации. Но ценой установления справедливости были миллионы жертв. Именно поэтому Европа и мир должны не допустить повторения подобного сценария и не успокаивать себя, что нынешняя Россия — это не совсем нацистская Германия 30–40-х годов прошлого века.

Именно сейчас в географическом центре Европы украинцам отрезают руки с тризубом, а за поднятый государственный флаг в оккупированном Донбассе можно попасть на подвал. Не только бойня под Иловайском и Дебальцево является ярким примером преступности российского режима и фактом вооруженного нападения на мирную страну. Трагедия боинга MH17, расстрелянные колонны беженцев из Луганска, пытки и расстрелы пленных — все это элементы массовых преступлений Кремля против Украины и конкретно украинского народа. Но с другой стороны, условия «гибридной войны» требуют и от правосудия соответствующего совершенствования идентификации преступлений.

В тему: Отчет прокурора международного уголовного суда в Гааге о событиях последних двух лет в Украине

Проводы / Фото Евгения Сосновского

В конце концов, от украинской власти и активистов, как представителей жертв агрессии, зависит артикуляция в мире нашей национальной трагедии. Символично, что Гаагский суд принял доказательства военных преступлений именно перед Днем памяти жертв Голодомора — трагедии, которая унесла миллионы жертв, которые до того начались с оккупацией большевиками Украины.

Однако нельзя не вспомнить и то, что часто инициативу в борьбе за установление справедливости в суде берут на себя частные лица и общественные организации. В частности правовая организация «Сила права» Андрея Сенченко и в свою очередь адвокат Станислав Батрин несколько лет занимаются, с одной стороны, накоплением доказательной базы преступлений РФ против Украины и украинских граждан, а с другой — стараются четко определить правовые нюансы, которые часто представители государства размывают.

Такая хромающая официальная позиция власти приводит к тому, что уже существуют прецеденты подачи исков против государства Украина с требованием компенсации утраченного в результате боевых действий имущества. А некоторые юристы разрабатывают целую стратегию правовой борьбы с Украиной в связи с тем, что своевременно не было введено военное положение. Этот курс опасен и ошибочен, но в его корне лежит тщедушие именно представителей государства.

В тему: Историческая резолюция ПАСЕ: в Европе признали что Россия оккупант

«МЫ СЕЙЧАС ТОЛЬКО В НАЧАЛЕ ЭТОГО ПУТИ»

Александра МАТВИЙЧУК, председатель правления Центра гражданских свобод, координатор общественной инициативы «Евромайдан SOS»:

— Сейчас Международный уголовный суд в Гааге на этапе предварительного изучения ситуации относительно преступлений РФ против Украины и украинских граждан. Он изучает, имеют ли совершенные там преступления масштабный и системный характер. Этот суд также изучает ситуацию с аннексией Крыма, а также военных преступлений и преступлений против человечности на востоке Украины. Есть отчет, который недавно издан канцелярией прокурора, в котором отмечено, что для того, чтобы начать расследование по Евромайдану, не хватает системности в доказательствах при расследовании.

По Донбассу до сих пор изучается информация, которая должна определить этот конфликт как международный. Только по Крыму суд зафиксировал, что, по его мнению, имел место международный вооруженный конфликт. Соответственно нужно, чтобы суд исследовал совершенные в рамках этого конфликта преступления и установил, дотягивают ли они до такого уровня тяжести, чтобы считаться международными и также подпадать под юрисдикцию Гаагского суда. Все эти материалы нами — государством и правозащитными организациями — подаются и по Крыму, и по Донбассу. Поэтому мы в сейчас только в начале этого пути.

В тему: ПАСЕ призывает Украину ратифицировать Римский статут

«БОЛЬШИНСТВО ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СОВЕРШЕННЫХ НА ТЕРРИТОРИИ УКРАИНЫ, ОНА ДОЛЖНА РАССЛЕДОВАТЬ САМОСТОЯТЕЛЬНО»

Николай ГНАТОВСКИЙ, доцент кафедры международного права Института международных отношений КНУ им. Т.Г. Шевченко:

— Процесс сбора информации в Международном уголовном суде продолжается, и Украина делает все, что от нее зависит. Шансы на то, что Международный уголовный суд в конце концов будет рассматривать это дело, довольно высокие. В то же время Украина должна исходить из того, что большинство преступлений, которые совершены на ее территории, преступлений против международного права, таких, как военные преступления и преступления против человечности, Украина должна расследовать самостоятельно и, соответственно, привлекать к ответственности виновных в этих преступлениях точно так же самостоятельно.

Именно таковы международные обязательства Украины. То есть это вопрос не нашего желания или нежелания. Мы безальтернативно и жестко обязаны, по международному гуманитарному и криминальному праву и Европейской конвенции по правам человека, проводить расследование этих преступлений и привлекать виновных к ответственности. Международный уголовный суд в этом может играть всего лишь вспомогательную роль, о чем говорится в уставе МУС.

То есть основное бремя ответственности за расследование и привлечение виновных к ответственности лежит на Украине, а не на Международном уголовном суде. МУС действует только там, где государство не в состоянии или не желает привлечь виновных к ответственности. Надеюсь, что в случае Украины о нежелании речь не идет. Может идти речь о несостоятельности привлечь к ответственности некоторых обвиняемых. Это очень важный месседж, который часто у нас стараются отнести на второй план.

К сожалению, что касается ясности официальной позиции украинской власти, ничего не изменилось с 2014 года. Мы живем в двух параллельных реальностях. Достаточно много заявлений на наивысшем уровне и от Верховной Рады, и от Президента Украины, и от министра иностранных дел, которые четко говорят об агрессии РФ против Украины, но при этом никто не отменяет режим АТО. Но это не имеет прямого отношения к обязанности государства преследовать виновных в военных преступлениях и преступлениях против человечности.

Но при этом важно также понимать следующее. На сегодняшний день не существует ни одного международного судебного органа, который мог бы привлечь физические лица, виновные в преступлении агрессии, к ответственности. Так как ничего нельзя сделать с государством, которое виновно в агрессии, без санкции Совета безопасности ООН, что сейчас не является возможным.

В тему: У беглого Януковича появились все шансы превратиться в международного преступника

«ДВОЙНЫЕ СТАНДАРТЫ, КОТОРЫЕ ИСПОЛЬЗУЕТ ВЛАСТЬ, ПОДРЫВАЮТ ПРАВОВУЮ ПОЗИЦИЮ УКРАИНЫ»

Владимир ВАСИЛЕНКО, правовед-международник, судья Международного уголовного трибунала из бывшей Югославии (2002–2005 гг.):

— Я читал заявление Луценко, но не читал заявление прокурору МУС. Будем исходить из того, что Луценко сказал правду. Если прокурор суда сказал, что у него достаточно материалов и документов, которые свидетельствуют о совершении военных преступлений во время российской агрессии против Украины, то в таком случае прокурор суда должен сделать свой вывод и в этом выводе указать конкретные лица, по отношению к которым может быть выдвинуто подозрение в совершении конкретных преступлений со ссылкой на соответствующие факты.

Тогда этот вывод прокурора суда передается в палату суда предварительного рассмотрения. Палата предварительного рассмотрения может согласиться или не согласиться с выводом прокурора. Если она соглашается с выводом прокурора и подтверждает, что имеется достаточно доказательств и материалов, которые подтверждают совершение военных преступлений конкретными лицами, тогда прокурор начинает составлять обвинительные выводы.

После того, как они будут готовы (а это может занять длительное время) и обвинительный вывод будет сформулирован, то личность, являющуюся фигурантом этого обвинительного вывода, вызывают в Гаагу. В случае, если эта личность не является в Гаагу, тогда прокурор суда выдает ордер на розыск и арест упомянутой личности.

Я давно и открыто говорю, что двойные стандарты, которые использует Президент, заявляя с одной стороны, что РФ является агрессором, а с другой стороны, не вводя военное положение и не вводя надлежащие санкции против агрессора, подрывают правовую позицию Украины в вопросе ответственности РФ как государства-агрессора.

Валентин Торба


Оставьте комментарий

Вы должны зарегистрироваться , чтобы оставить комментраий.