Африканская авантюра России: зачем Путину военная база в Джибути

Российская экспансия на Ближнем Востоке сталкивается с целым рядом проблем. Переговоры по сирийскому урегулированию, начатые в столице Казахстана, не получили продолжения.

25.02.17 В За рубежом 184
Максимов Сергей
Источник: politeka 

Оппозиционеры, противостоящие Асаду, отказались приезжать в Астану, предпочитая швейцарскую Женеву

Добавились к этому непростые отношения с Ираном, сложности с Турцией. В итоге российская дипломатия получила ряд трудноразрешимых задач. Однако это не уменьшает желание Кремля расширить экспансию на африканский континент. Для этого он поддерживает ливийского маршала Хафтара с перспективой разместить российские военно-морские и военно-воздушные базы в восточной части Ливии. Аналогично Москва все пристальнее присматривается к странам, расположенным в северо-восточном углу Африки, известном как Африканский Рог.

В свое время СССР имел военные объекты в Сомали, но с тех пор многое изменилось, и Россия свои позиции там полностью потеряла. К тому же как страна Сомали существует только де-юре, а фактически она распалась на ряд территорий, контролируемых исламистами и другими сепаратистами.

В таких условиях внимание ведущих государств мира все больше привлекает одна из самых маленьких по территории и населению стран — Джибути. У нее нет серьезных залежей полезных ископаемых. По данным МВФ, ВВП Джибути на 2016 год составил $1,9 млрд (166-е место в мире), ВВП на душу населения — $3,4 тыс. (149-е место). Единственный актив — это исключительно важное в стратегическом отношении географическое расположение.

У самого Красного моря

Побережье Джибути омывается водами Аденского залива Аравийского моря Индийского океана. Два важнейших порта: Джибути с пропускной способностью 1,5 млн т сухих грузов и 2 млн т жидкого топлива в год и Дорале с терминалом мощностью 1,2 млн контейнеров в год с зоной свободной торговли.

Важнейшее значение имеют железная дорога, соединяющая Джибути со столицей Эфиопии Аддис-Абебой, и автомобильная дорога также в Эфиопию.

Исторически Джибути с 1896 года являлось французской колонией под названием Французский берег Сомали, с 1967 года — Французская территория афар и исса. В 1977 году страна получила независимость под названием Джибути. Тем не менее Франция сохраняет здесь свое влияние и неоднократно поддерживала страну в конфликтах с соседями.

В июне 2008 года эритрейские войска вторглись в Джибути. Для отражения агрессии была объявлена всеобщая мобилизация. Хорошо натренированная и обученная армия Джибути, несмотря на относительно малую численность в 10 тыс. человек (население страны составляет около 870 тыс. человек), не позволила эритрейской армии продвинуться вглубь страны. Благодаря вмешательству Франции конфликт был прекращен, а на границе разместился миротворческий катарский контингент.

Имея столь недружественного соседа, в Джибути уделяют большое внимание обороне. Для армии закупается новейшее вооружение, формируются и обучаются новые подразделения Республиканской гвардии и батальоны быстрого реагирования. Военно-морские силы имеют в составе 10 патрульных катеров и могут рассчитывать на поддержку соединений кораблей по меньшей мере пяти стран. В составе ВВС находятся боевые и транспортно-боевые вертолеты Ми-24 и Ми-35М российского производства, многоцелевые американские вертолеты Bell 412, два китайских двухмоторных турбовинтовых военно-транспортных самолета Y-12, а также американские легкие самолеты различных типов.

Военнослужащие армии Джибути

Конечно, всего этого недостаточно, поэтому политика строится на максимальном, но весьма избирательном привлечении больших государств для устройства своих военных и военно-морских объектов в стране. Расчет на то, что соседи три раза подумают перед тем, как угрожать Джибути, не говоря уже о вторжении. Во всяком случае, Эритрея получила предметный урок.

Больше разных баз

Свои военные объекты здесь всегда были у Франции. Общая численность персонала на них — около 3 тыс. человек. Корабли французских ВМС регулярно останавливаются в порту Джибути. За свое военное присутствие Париж ежегодно платит $70 млн. Кроме того, на одной из французских баз размещаются контингенты Испании и Германии. В Джибути также есть единственная итальянская зарубежная военная база.

В 2001 году американцы получили в аренду базу Camp Lemonnier, на которой раньше тренировались солдаты французского Иностранного легиона. Со временем база, где проводится обучение американских солдат боевым действиям в условиях пустыни, расширилась до самой крупной на Африканском континенте. Сейчас на ней размещается от 4 до 5 тыс. военнослужащих.

На базе Camp Lemonnier дислоцированы 20 американских беспилотников, которые используют против исламистов в Йемене и Сомали. По некоторым данным, базу используют для транзита спецподразделений, которые перебрасывают на конвертопланах V-22 Osprey. Эти воздушные аппараты развивают скорость до 600 км/ч и имеют радиус действия более 700 км.

В порту Джибути, базируется 152-е оперативное соединение 5-го флота США. Это подразделение участвует в операциях в Ираке и Персидском заливе совместно с флотами Великобритании, Франции, ФРГ, Испании.

Начиная с 2000-х гг., Китай увеличивает свою экономическую экспансию в странах Африки. Именно китайские фирмы построили за $4 млрд железную дорогу из Джибути в Аддис-Абебу. Китайские компании заканчивают строительство портовых мощностей в Джибути, стоимость этих проектов $500 млн.

Пекин решил разместить в Джибути свой военный объект. Хотя его скромно называют базой материально-технического обеспечения кораблей его ВМС, выполняющих задачи по охране и выполнению гуманитарно-спасательных операций в Аденском заливе у берегов Сомали, никто не сомневается, что речь идет о расширении военного и политического присутствия в важнейшей части Африки.

Американцы были категорически против предоставления китайцам базы в Джибути. В феврале 2015 года государственный секретарь США Джон Керри пытался убедить лидеров страны не давать китайцам территорию под базу. Но безуспешно. Президент Исмаил Омар Гелле свое решение не изменил, однако выделил участок китайцам довольно далеко от американских объектов. Вряд ли это удовлетворило Вашингтон, но сделать он ничего не смог.

Не остались в стороне и азиатские конкуренты китайцев — японцы. В 2011 году Япония открыла военную базу в Джибути. Территориально она примыкает к крупной американской. Для Страны восходящего солнца это первый после окончания Второй мировой войны военный объект за рубежом.

Создание военно-морской базы в Токио объясняют необходимостью защитить экспорт углеводородов из стран Ближнего Востока на территорию Японии. Интересно, что за аренду 12 га земли, используемой под базу, местные власти запросили с японцев значительно меньше, чем с французов – только $40 млн в год.

Camp Lemonnier

Американская военная база Camp Lemonnier в Джибути

Монархии Персидского залива также занимаются размещением своих военных объектов в Джибути. В частности, Саудовская Аравия подписала соглашение о размещении в стране военной базы. Как считают обозреватели, это попытка Эр-Риада перехватить инициативу иранцев по размещению своих баз на территории других государств. Есть данные, что и ОАЭ подумывают о создании своей базы.

Монархии Персидского залива осуществляют в Джибути не только военную, экономическую, но и гуманитарную экспансию. При финансовой поддержке Кувейта в Джибути построили жилые дома, школу и мечеть для 200 бедняков.

Не хочет отставать и Турция. На ее деньги в столице африканской страны была построена мечеть на 4 тыс. молящихся. За это турки получили возможность строительства в Джибути своей военной базы. Первую такую Турция возвела в Катаре.

Российская осечка

Москва стала проявлять заинтересованность в своей военно-морской базе в Джибути со второй половины 2000-х гг. Отсюда появляется возможность серьезно участвовать в контроле над проливом Баб-эль-Мандеб, соединяющим Аравийское и Красное моря. Через пролив транспортируется около 3,8 млн баррелей нефти в день или около 4,2% ее мирового потребления. В целом через пролив проходит до 9% мирового морского грузооборота. Добавим к этому большое значение транспортных путей вдоль восточного побережья Африки, большие биологические возможности вод, а также перспективы добычи углеводородов у побережий Сомали, Кении и Танзании. Это объясняет жгучее желание Москвы проникнуть в этот регион.

В 2012-2013 гг. между Россией и Джибути шли интенсивные переговоры по поводу открытия баз. В африканскую страну летала большая российская военная делегация. Москве хотелось получить участок вблизи взлетно-посадочной полосы международного аэропорта. Именно там расположены базы США, Франции, Японии и Италии.

Однако власти Джибути предложили участок в 5 га, что показалось российским военным маловато. Размах был гораздо шире. Кроме того, Москва хотела получить доступ к побережью для устройства именно военно-морской базы. Предложенный участок такой возможности не давал, а на большее власти страны идти не хотели.

В принципе, в Кремле склонялись принять предложенное, а потом уж как-нибудь расшириться. Деньги тогда были, цены на углеводороды достигли максимума, появилась возможность вновь вернуться туда, откуда СССР, а за ним и Россия, так бесславно ушли.

Но грянул 2014 год, а с ним аннексия Крыма, агрессия на Донбассе, резкое снижение цен на нефть и газ, девальвация рубля. Одежка нефтедолларов сильно укоротилась, Крым и Донбасс повисли гирями на российском бюджете. Тут еще Сирия. Но и на этом сложности не закончились. Вашингтон оказал сильное давление на власти Джибути и потребовал отказать Москве в размещении базы.

В Джибути россиянам прямо отказывать не стали, но предложили заранее неприемлемый вариант — участок на неосвоенной территории на другом берегу залива Таджура. В конце концов, китайцы подобный участок осваивали, почему Россия не может? Там даже есть выход к морю, к которому так Москва стремилась.

Как говорится, что могут позволить себе китайцы, для России становится неподъемной задачей. Логистические трудности и все возрастающая стоимость сирийской авантюры тяжелым бременем ложатся на российский бюджет. Однако милитаристский раж нисколько не остывает, поэтому желание протянуть длинную руку никак не уменьшается.

На какое-то время проект базы в Джибути отложили, но о нем не забыли. Известно, чем меньше возможности, тем большими становятся претензии и желание показать значимость. Пока устройство баз в Ливии относится к проблематичным возможностям, вспомнили о Джибути.

В специализированной военной прессе России появились статьи об этой стране и о том, как было бы хорошо устроить там военную базу, и какие бы возможности Москва могла получить.

Милитаристский раж вновь толкает Кремль на внешнеполитические авантюры. На этот раз на север Африки. Оттуда уже приходилось уходить, так будет и впредь.

Юрий Райхель

 

 

Оставьте комментарий

Вы должны зарегистрироваться , чтобы оставить комментраий.