Гол в собственные ворота: Путин ищет ответ Трампу

Постепенно в Москве после американского ракетного обстрела сирийской авиабазы Аш-Шайрат приходят в себя

13.04.17 В За рубежом 316
Максимов Сергей
Источник: politeka 

Там в какой-то момент осознали, что два эсминца Ross и Porter сильнее, чем весь Черноморский флот. И это без всего шестого флота США в Средиземном море с двумя авианосцами и 90 самолетами на каждом.

В самом деле, есть о чем задуматься. И не только дипломатам и окружению Путина, но генералам с адмиралами.

Инстинктивно официальный представитель Министерства обороны России пиар-генерал Игорь Конашенков рассказывал о плохом качестве американских ракет Tomahawk.

По его словам, из 59 выпущенных ракет до цели долетело 23. Генерал точно перепутал американские и российские крылатые ракеты. Во время стрельб ракетами «Калибр» из акватории Каспийского и Черного морей с российских кораблей по Сирии в сентябре прошлого года значительная их часть до целей не долетела. Теперь подобные проблемы приписывают американцам.

И пошла писать губерния. Каждый уважающий себя близкий и не очень к Кремлю эксперт повторяет как мантру, что плохие у американских военных ракеты. Бояться их нечего. Народу должно быть как-то спокойней.

На самом деле филигранная точность и скорострельность американских пусковых установок на эсминцах Ross и Porter несколько удивили, если не сказать больше, российских военных. Всего за 14 минут было выпущено 59 ракет — практически все из них, за исключением одной, достигли цели. Об этом говорят спутниковые снимки, в том числе и из независимых источников.

Точность ракет Tomahawk, хотя их выпускают уже более 40 лет, также оказалась не в пример российским. Отметим, что американские ракеты были модернизированы, но они не имеют технологии stealth и, в принципе, видны обычным радиолокаторам. По крайней мере, в момент пуска и подъема до выхода на траекторию. Полет таких ракет происходит на высоте 10-40 м и они действительно невидимы для российских радаров систем С-300 и С-400.

Филигранная точность состояла и в том, чтобы ракетами не задеть хоть один российский объект. И это блестяще удалось. Разница между ракетами «Калибр» и Tomahawk, известная специалистам, теперь видна всем.

Интересно, что ракеты попали точно в постройки, но не были направлены на взлетно-посадочную полосу.

Удар носил символический характер и не преследовал цели нанести существенный материальный ущерб. Это была демонстрация возможностей не только для России, Ирана или Сирии, но также для Китая и Северной Кореи.

И еще один аспект. Финансовый. Интересно, когда из Каспийского и Черного морей в сентябре прошлого года стреляли по Сирии, в Москве расходы никого не волновали. Абсолютно бессмысленная стрельба влетела российскому оборонному бюджету в приличную копеечку. Теперь же в Москве все вдруг озаботились стоимостью американских пусков. И тут же бросили в медиа пространство цифру в $300 млн.

Эта частная пропагандистская проблема наглядно показывает, как в Москве обращаются с фактами. В реальности Tomahawk минимум в пять раз дешевле российских крылатой ракеты «Калибр». В 1999 году, когда американские ракеты закупали, они стоили $500 тыс. за штуку. С учетом инфляции залпы из двух эсминцев стоили примерно $40-50 млн. Как считает российский военный эксперт Павел Фельгенгауэр, залп Tomahawk стоил в раз в 10 меньше, чем суммарные пуски российских крылатых ракет по Сирии.

В поисках ответа, которого нет

Перед российским военным и политическим руководством в полный рост стала проблема, как ответить на американский обстрел. Прямо это сделать невозможно. Это понимают даже самые отъявленные ястребы как в Кремле, так и среди генералов. Остается искать так называемые асимметричные ответы.

Оставим в стороне выпады одиозного Проханова с предложением в качестве ответа обстрелять украинских военных.

Реальным представляется наращивание российских средств ПВО в Сирии, чтобы накрыть всю ее территорию. Такое намерение подтверждается заявлением московского Министерства обороны, в котором сообщается, что «для прикрытия наиболее чувствительных объектов сирийской инфраструктуры в ближайшее время будет реализован комплекс мероприятий по укреплению и повышению эффективности системы противовоздушной обороны сирийских вооруженных сил».

Бывший заместитель главкома ВВС России по вопросам Объединенной системы ПВО СНГ генерал-лейтенант запаса Айтеч Бижев считает, что для реализации заявленного «силам ПВО Сирии понадобится пять-шесть полков с современными зенитно-ракетными системами и комплексами. Такими как «Панцирь», «Бук», модернизированные С-400 и С-300».

Теоретически это возможно, а вот практически… В этом есть сомнения. Российский оборонно-промышленный комплекс не справляется с заказами собственной армии. Как неоднократно подчеркивали военные, планы часто срываются, а поставляемое вооружение требует доработки. К тому же, даже по официальным данным, идет процесс обновления современными зенитно-ракетными комплексами противовоздушной обороны частей и соединений. Вот и получается, что себе не хватает, да в Иран нужно поставлять С-300. Там уже давно из-за срыва этого контракта очень недовольны, Путин обещал все сделать.

TAL ABYAD, SYRIA - JUNE 20: A woman poses as she stands in front of her home in the center of the destroyed Syrian town of Kobane, also known as Ain al-Arab, Syria. June 20, 2015. Kurdish fighters with the YPG took full control of Kobane and strategic city of Tal Abyad, dealing a major blow to the Islamic State group's ability to wage war in Syria. Mopping up operations have started to make the town safe for the return of residents from Turkey, after more than a year of Islamic State militants holding control of the town. (Photo by Ahmet Sik/Getty Images)

TAL ABYAD, SYRIA — JUNE 20: A woman poses as she stands in front of her home in the center of the destroyed Syrian town of Kobane, also known as Ain al-Arab, Syria. June 20, 2015. Kurdish fighters with the YPG took full control of Kobane and strategic city of Tal Abyad, dealing a major blow to the Islamic State group’s ability to wage war in Syria. Mopping up operations have started to make the town safe for the return of residents from Turkey, after more than a year of Islamic State militants holding control of the town. (Photo by Ahmet Sik/Getty Images)

Есть еще один немаловажный фактор. Либо более современные комплексы ПВО будут после поставки обслуживаться сирийскими военными, либо российскими.

В первом случае, практика это наглядно показывает, ничего хорошего не будет. Сирийские военные российским оружием воюют из рук вон плохо, со сложной техникой обращаются неважно. В результате происходит ее дискредитация и уменьшаются возможности экспорта. В последнее время с Россией не были подписаны контракты на значительные суммы именно по этой причине. Плюс низкое качество и срыв сроков.

Второй аспект. Размещение в Сирии большего числа российских военных, если комплексы ПВО будут обслуживать они, связано с целым рядом проблем.

Во-первых. Больше людей — увеличивается вероятность потерь. Недавно сообщили о гибели еще двух. Это вообще не популярно, а к тому же граждане России не очень понимают, ради чего нужно умирать в Сирии. Объяснение, что таким образом поддерживают друзей, иначе там будут американцы, навряд ли кого-то устроит.

Во-вторых. Увеличение числа российских военных в Сирии не очень обрадует Иран. В планы Тегерана долгосрочное пребывание России в Сирии не входит, нетрудно предположить, что иранцы будут категорически против расширения российского присутствия.

В-третьих. Сирийская авантюра уже довольно дорого стоит России, а увеличение числа ее военных и техники там грозит в разы увеличить затраты на содержание.

Добавим к этому существенное удорожание логистики, все это через Босфор и Дарданеллы под присмотром турецкой стороны. Анкара тоже без восторга отнесется к дополнительным батареям ПВО в Сирии и всячески будет этому препятствовать. Доставлять по воздуху через Иран и Ирак — дополнительно осложнится предыдущий пункт.

В общем, реальной возможности существенно увеличить количество комплексов ПВО в Сирии у России нет. Остается искать другие возможности.

При правильном поведении

Вполне вероятно, что обстрел авиабазы Аш-Шайрат является одиночным, своего рода военно-дипломатическим.

Во время своего визита в Москву государственный секретарь Тиллерсон твердо потребует от своих собеседников приструнить Асада, чтобы он в дальнейшем как минимум подобных химических атак не допускал.

В какой-то форме будет предложено выбрать между поддержкой сирийского президента и возможностью исправить отношения с западными странами. При известном нежелании Вашингтона идти на дальнейшее ухудшение отношений с Москвой, тем не менее граничные условия будут выдвинуты. Пока же новых ракетных атак американцы предпринимать не будут, если Дамаск приведут в чувство и укажут на возможные последствия.

Кремлю предлагают не заострять внимание на международном унижении и считать ракетный обстрел Сирии досадным инцидентом. Это все равно унижение, но в какой-то мере появляется возможность сохранения aire bonne mine a mauvais jeu — хорошей мины при плохой игре.

Иначе — прогрессирующая дипломатическая экономическая изоляция. Это очень четко проявилось в мировой реакции на действия Дамаска и Вашингтона. Россию в ее осуждении американской атаки поддержал Иран и ряд левых режимов в Латинской Америке. Очень болезненным оказалось демонстративное дистанцирование Китая. Московские объяснения, что восточная традиция не допускает резких слов в адрес хозяина во время пребывания в его доме, мало кого способы ввести в заблуждение.

Китайский лидер Си Цзиньпин давно вернулся домой из США, но в пекинской прессе не появились слова безусловной поддержки России. Более того, весь ход переговоров с Трампом показал, что Китай не намерен идти на конфронтацию с США. Как раз наоборот — хочет решать проблемные вопросы путем компромиссов.

Какой смысл Поднебесной поддерживать Россию в период ее обострения с Америкой. Наоборот, следует проявить сдержанность. Что также проявилось на заседании Совета Безопасности ООН. На этот раз представитель Китая воздержался. Очень нехороший для Москвы признак. Пекин ясно показал, что на него в конфронтации с Америкой рассчитывать не приходится. 

Расчет России в данный момент строится на том, что некоторые европейские страны не хотят обострения отношений с ней и препятствуют введению дополнительных санкций. В частности, об этом заявил министр иностранных дел Италии после заседания G7. По его мнению, нужно сделать акцент на восстановлении мирных переговоров под эгидой ООН в Женеве, чтобы договориться о новом перемирии. Примерно такую же позицию занимают Франция и Германия.

Москва пытается через европейские страны добиться смягчения американской позиции в обмен на обещание воздействовать на Асада. Похоже, что Вашингтон это в полной мере не удовлетворит. В конце концов, США могут ввести санкции и самостоятельно, и навряд ли кто-то решится им противостоять. Даже китайские банки не дают российским фирмам кредиты, так как не хотят попасть в американские черные списки. Практика показывает, что выйти из них крайне трудно.

Еще одно препятствие для Москвы в выработке линии правильного поведения — это Иран.Тегеран сделает все, чтобы не допустить даже легкого смягчения в отношениях России и США. В этом смысле возможности воздействия на сирийского президента у Путина несколько ограничены.

Ведь за спиной Асада находится Тегеран и почти 15 тысяч бойцов Хезболлы, шиитской милиции из афганцев и иракцев. Это реальная сила, позволяющая сирийскому президенту удерживать какую-то территорию и сохранять власть. Соответственно, пойти против линии Ирана он не может и, наверное, не хочет, так как и Дамаск, и Тегеран сделали ставку на достижение военной победы независимо от времени продолжения этой войны.

Скорее всего, на переговорах Тиллерсона и Лаврова российская сторона попытается выяснить, насколько реально расширение американского вмешательства в Сирии. В том числе и виде ракетных обстрелов.

На встрече G7 присутствовали министры ряда арабских стран. Снова на повестке дня возможность их военной интервенции в Сирии. В этом случае у Москвы появится сразу несколько противников, за которыми стоят США. Авиация ряда арабских стран уже бомбит объекты в Сирии, вполне возможно увеличение линии фронта и количества участников. Неудивительно, что Россию очень интересует отношение Америки к такому вмешательству.

Со своей стороны американский министр постарается выяснить, насколько сильно Москва держится за Асада, готова ли она и при каких условиях им пожертвовать. Позиции сторон настолько далеки, что никаких прорывов не будет. Сейчас мяч из сетки своих ворот должна вынимать Москва. Она же должна выбрать, как отвечать на американский демарш в виде ракетных обстрелов.

И выбор у нее очень небольшой. Либо конфронтация с непредсказуемым результатом, либо отступление под американским давлением. Думал ли Путин, начиная сирийскую авантюру, к чему она его приведет. За Сирией должна была последовать Ливия, и имперские комплексы могли получить выход. Однако, как горит украинская пословица, «не все так сталося, як гадалося».

И теперь перед Кремлем появился призрак военного поражения.

Юрий Райхель

 

 

Оставьте комментарий

Вы должны зарегистрироваться , чтобы оставить комментраий.