Горячая холодная война

Дальше будет только хуже. Осознавая это, Кремль стремится компенсировать экономическую слабость, все большую ограниченность ресурсов и огромную экономическую, а также идеологическую зависимость от Запада агрессивной внешней политикой.

25.10.16 В Общество 165
Высоцкая Сабина
Источник: argumentua 

Величие, в том числе и военное, доживает последние годы. И им следует воспользоваться в полной мере. Ставки в этом покере высоки.

Отгремела российско-грузинская война "08.08.08" — первая открытая агрессия России против независимого государства после 1991 г. Анализируя ее последствия, известный английский журналист Э.Лукас издал в 2009 году книгу "Новая холодная война. Как Кремль угрожает Западу и России". Так широкая общественность получила эффектную пояснительную метафору, давшая, отсылая к опыту недавней истории, обманчивое ощущение полной ясности ситуации.

Крізь сон чути, як формується батьківщина, 
Як хребет у підлітка з інтернату.

С.Жадан

Отгремела российско-грузинская война "08.08.08" — первая открытая агрессия России против независимого государства после 1991 г. Анализируя ее последствия, известный английский журналист Э.Лукас издал в 2009 году книгу "Новая холодная война. Как Кремль угрожает Западу и России". Так широкая общественность получила эффектную пояснительную метафору, давшая, отсылая к опыту недавней истории, обманчивое ощущение полной ясности ситуации.

Яркая формула запала в мозги и души многих политиков и экспертов, прежде всего в странах Центральной и Восточной Европы, и, наряду с мобилизационным эффектом возрожденной угрозы с Востока, привела ко многим ошибкам в диагностике и описании быстротекущих событий последних лет.

Впрочем, даже радикальные политические перемены в России не будут означать, что она перестанет оставаться источником угроз международной безопасности, и прежде всего безопасности ее соседей. Изменится только характер этих угроз. Выражение лица на портрете — это важно, но не настолько, как многие думают.

Глубокая дестабилизация мирового порядка открывает окно возможностей для удовлетворения исторических амбиций региональных государств, и это следует понимать. Балто-Черноморско-Каспийский регион меняется на наших глазах. Сценарии, еще вчера казавшиеся невероятными, сегодня становятся реальными. Наглядным примером стал продолжающийся демонтаж кемалистской системы власти в Турции.

Характерная особенность новой ситуации — размывание различий между внешними и внутренними угрозами. Гибридная война, которую практикует Россия в современных межгосударственных конфликтах, направлена на разрушение обществ, в отношении которых она ведется, угнетение в них воли к сопротивлению. Главный ее объект — общественность и институты, а не вооруженные силы.

Эта война имеет комплексный и многомерный характер. Военные средства в ней могут играть как ведущую, так и подчиненную роль. Чаще подчиненную, ибо, как известно, "ихтамнет". Обманчивое ощущение мира — один из инструментов гибридной войны. И об этом следует помнить всем.

Россия активно использует слабые и уязвимые места обществ и государств, против которых осуществляется гибридная агрессия. Недаром в украинских медиа так популярна терминология времен гражданской войны в Испании, вроде "пятой колонны". Недаром антитезой победе в Украине сейчас является измена, а не поражение, как это, согласно формальной логике, должно быть.

Среда безопасности вокруг Украины на долгие годы стала непредсказуемой и угрожающей. Формулы прежних времен больше не действуют или действуют непредсказуемым образом. Европа вошла в кризисный период, который не обязательно взорвется открытой войной, но, при любом сценарии будет характеризоваться потрясениями и конфликтами. Вариативными являются лишь их глубина и характер. Упорное стремление придерживаться старых, "проверенных" стратегий только усиливает опасность.

Для Украины, с ее крайне неэффективной общественной моделью, это означает, что борьба идет за выживание, а выживание можно обеспечить только путем развития. Если мы хотим существовать как независимое государство, то должны измениться, причем во многих сферах — коренным образом. Ускоренная модернизация — условие выживания. Стагнация, продолжение нынешних тенденций неизбежно обернется крахом.

В этих условиях Украина должна исходить, как представляется, из следующих основных моментов. Прежде всего, следует полагаться главным образом на собственные силы, поскольку, в отличие от СССР, Российская Федерация не воспринимается многими на Западе как экзистенциальная угроза, а значит — противостояние с Россией не является автоматическим поводом для американской и европейской помощи.

В то же время Украина должна активно пытаться привлечь иностранную, прежде всего западную, поддержку, а также бороться за нее. Только так можно хотя бы частично компенсировать принципиальную асимметричность потенциалов с Россией. Следует определять реальные цели, а не витать в облаках. Членство в НАТО сегодня не ко времени, скорее, речь идет о некой версии шведской модели, а вот стратегическое партнерство с США и Великобританией — в принципе возможно.

Попутно подчеркнем, что реформы должны проводиться для обеспечения развития, а не для удовлетворения кредиторов, сотрудничество с которыми хоть и важно, но не должно противоречить задачам модернизации.

Основное содержание модернизационной стратегии на этом этапе заключается в устранении искусственных административных препятствий ведению бизнеса, прежде всего малого и среднего. Ограничение роли государства в соответствии с его реальными возможностями должно обеспечить и реальную борьбу с коррупцией. Стоит понимать, что коррупция — это неотъемлемая черта нынешней модели общественных отношений, и она не может быть преодолена исключительно репрессивными мерами, которые к тому же априори будут носить избирательный характер.

Безусловным приоритетом должно стать укрепление обороны и безопасности Украины. Принципиальная ограниченность украинских ресурсов (при ВВП около 90 млрд долл. значительная его доля, выделяемая на оборону и безопасность, значит очень мало по сравнению с российскими абсолютными объемами финансирования — 2,5 млрд против 66 млрд долл.) определяет необходимость крайне рационально использовать бюджеты обороны и безопасности.

При этом усилия должны быть направлены прежде всего на развитие системы управления, логистики, коммуникаций и разведки. Надо делать то, что возможно сделать и даст наибольший эффект в кратчайшие сроки, а не стенать о несбыточном. При этом следует помнить и о стратегии, а именно — о настоящем, а не показательном введении евроатлантических принципов построения вооруженных сил: солдат должен восприниматься командованием как человек, а не как пушечное мясо. Деколонизация армии заключается именно в этом, а не только в изменении униформы и замене звездочек ромбиками, что, впрочем, тоже безусловно важно.

И напоследок. Большое время — за Украину. Россия постепенно ослабевает. Но восточная мудрость о реке и трупе врага здесь и теперь не работает. В среднесрочном измерении РФ остается смертельно опасной угрозой.

Более того, в среднесрочном измерении время играет против нас. Вполне вероятно, что низшую точку кризиса, в том числе военного, мы еще не прошли. Выиграть в этой гонке можно только упорным трудом, качеством государственных решений и рациональным использованием имеющихся, весьма ограниченных ресурсов. Осуществить все это — крайне сложно, но возможно. Тем более — одно такое чудо мы уже видели. И совсем недавно — в 2014-м.


Оставьте комментарий

Вы должны зарегистрироваться , чтобы оставить комментраий.