О деньгах Януковича и правоте полицейских или Презумпция страха

Парадокс: именно наш страх перед возвращением эпохи Януковича позволяет деньгам «дважды несудимого» оставаться неприкасаемыми.

14.11.16 В Общество 115
Высоцкая Сабина
Источник:

ukrinform

Коррупционеров надо расстреливать – считают украинцы. Но если полицейский требует положить руки на руль – это фашизм…

Никакого неудобства от присутствия этих двух мыслей в одной голове средний украинец не ощущает. Причем бедные и богатые в этом вопросе удивительно солидарны.

Хотят ли украинцы возвращения в страну денег, украденных Януковичем? Да, да и еще раз да! Но гложет мысль: а ну как не ограничатся Януковичем?

Комитетом ВР по предупреждению коррупции в очередной раз зарублен Закон о спецконфискации: «…Этот вариант законопроекта уже лучше, но в нем есть коррупционная составляющая…». Член комитета Борислав Береза расшифровал: если бы прямо прописали - «вернуть деньги Януковича», проголосовали бы сразу.

Обнародование е-деклараций все только усугубило. Депутаты, валившие закон, облегченно перекрестились: интуиция не обманула.

Віктор Янукович / Фото: http://obozrevatel.com
Виктор Янукович / Фото: http://obozrevatel.com

«От этого закона, - говорят противники спецконфискации, - пострадают простые люди! А золото Януковича можно легко конфисковать, если суд признает его преступником».

Да вот беда: на суд беглый страусятник не явится. А судить заочно нельзя, ибо для начала суда нужны 6 месяцев розыска в Интерполе. А весь процесс может длиться лишь год. У Януковича хватило денег на хороших адвокатов, а у нас на хороших прокуроров – нет. Не уложимся – с карточки снимут. А закон (которым депутаты предусмотрительно подстраховались) ставит это как обязательное условие.

Казалось бы, чего проще: изменить закон. Но нет голосов.

Кто-то считает подобное - завоеванием демократии. Это, мол, предохранители, дабы «злочинна влада» не могла расправиться с оппозицией. Для этого и лишение депутатской неприкосновенности усложнили до невозможности. Смешные залоги в судах, чтобы в цепочке: арест – суд – залог – побег не было задержек. Никто не возмущается, лишь посмеиваются: опять прокуратура (МВД, НАБУ) облажалась.

Войцех Балчун
Войцех Балчун
Босс Укрзалізниці Войцех Балчун расстроен: нигде в Европе вор не может оставаться на должности на госпредприятии. У нас – может. Глупому варягу объясняют наши достижения: в Украине с защитой прав жуликов – все обстоит как нельзя лучше.

НАБУ просит закон о прослушке. Но нельзя! Вдруг услышат «не то»! Легализовать «провокацию взятки»? Вы шо!? Диктатура!

Можно продолжить. Но тренд прослеживается. В его знаменателе – страх. Страх – попасться.

Он мучает не только имущих. У «простых» свои фобии.

Есть такие, кто требует самых строгих мер к обладателям задекларированной налички. Но заикнись о том, что и им самим бы не мешало «отдекларироваться», как слышишь гневное: «С какой стати я буду открывать свою собственность перед этими уродами»?

Нет, все конечно за ужесточение мер к пьяным за рулем! Но… следуя мысли Борислава Березы, было бы лучше, если бы в законе наперед прописали фамилии тех, кого будут штрафовать. А то мало ли что…

Хатия Деканоидзе и Арсен Аваков во время заседания Апелляционного суда Киева по делу патрульного Нацполиции Сергея Олейника
Хатия Деканоидзе и Арсен Аваков во время заседания Апелляционного суда Киева по делу патрульного Нацполиции Сергея Олейника

Самая свежая фобия - «презумпция правоты полицейского». Хороший термин придумал Аваков. Здорово он всех напугал. Понеслось раздраженное: какое право он имеет требовать открыть багажник (это моя собственность)? Не выходить из машины (ограничивает свободу передвижения)? Дышать в трубочку (конфиденциальность информации о состоянии здоровья)?

«Беркутня снова расправляет перья!» - несется над страной.

В полицейских стреляют? Сами виноваты! Полицейские стреляют – фашисты, мусора, убийцы детей! Патрульному Олейнику грозит пожизненное, а тем, кто подставил по пьяни жертву под пули – штраф и лишение прав на пару месяцев…

Заседание Апелляционного суда Киева по делу патрульного Нацполиции Сергея Олейника
Заседание Апелляционного суда Киева по делу патрульного Нацполиции Сергея Олейника

Прохожие не оказывают помощи патрульной полисменке, у которой случился приступ, а снимают издевательское видео. Расстрел копов на дорогах - обыденное явление. Действия в ответ скованны: урок коллеги Олейника усвоен...

Торжество «свободы слова» - это фотка окровавленных защитников Майдана с текстовкой: «Вы хотите презумпцию правоты полицейского?». Новую Нацполицию приравняли к Беркуту. А пьяных бандитов - к героям Небесной сотни. Если что, вам сразу напомнят Врадиевку или Игоря Индило. На сайтах «патриотов» можно прочесть: «дохлых полицейских мало не бывает».

Грустное наблюдение: все это повторяют люди, в принципе ладящие с законом. Повторяют, как попугаи в каком-то неизбывном страхе перед людьми в форме.

Быть может, все это пришло оттуда – из совкового прошлого, из эпохи рабов, когда пол-страны сидело, а вторая была вертухаями? Когда в слове «правоохранительный» слышалось «Охранка», а  МВД звучало как «НКВД». Когда милиция – это менты, мусора, лягавые. Когда ночью не давал спать страх перед «черным воронком», и три колоска с колхозного поля грозили расстрелом.

От тех времен полиция, СБУ и прокуратура чужие, а бандиты и мошенники, «страдающие от ментовских пыток» – свои.

С первых лет перестройки и до наших дней общество пытается защититься законом от государства, как от первейшего врага, насильника и грабителя. Множество законов выписано с расчетом, что власть с каждым годом будет все омерзительней. Множество норм - попытка защититься законом в стране, где царит беззаконие.

Пресловутый закон Савченко - он из этой же когорты. И помыслы у его авторов были благородны: не дать прогнившей системе бесконечно держать за решеткой невинных. И лишь неизбежно наступившие последствия заставили усомниться: а так ли он справедлив?

Мы сами, руками наших избранников, возвели бастионы препятствий на пути правосудия, мы сами помогаем им уходить от ответственности. Мы вслед за ними повторяем блатное: «менты поганые» и «волки позорные». И Ольгино нам аплодирует.

Смешно, но именно страх перед возвращением эпохи Януковича позволяет деньгам Януковича мирно спать в заморских банках – их никто не тронет, пока люди солидарны с бандитами и ворами.

Рано или поздно мы кое-что поймем, как поняли с законом Савченко. Поймем, что нет общества без насилия. И вопрос лишь в том, основано оно на законе или на беспределе, закреплено ли за государством, или каждый имеющий ствол считает, что ему позволено.

Наши новые копы, наше НАБУ - уязвимы в нашей системе правосудия. И нужен общественный надзор, отбор всем миром полицейских и прокуроров, и большие сроки для тех из обличенных властью, кто пошел против закона и совести. Приобщаемся к «грантоедам», мы востребованы!

Но надо еще и лично уметь защитить полицейского от коррупционеров и толпы (как бы это не казалось абсурдным). И не усомниться, не отстраниться. И не бояться стать их жертвой, а значит не воровать, не давать взяток, не лгать и не быть хамом. И быть патриотом.

Я – за свободное ношение оружия гражданами. Но только теми, кто наравне с копами готов бороться с бандитизмом. Если надо, ходить с ними в ночных патрулях, быть физически сильными, чтобы вступить в схватку с бандитами  - плечом к плечу с представителями Закона. Потому что да, нам нельзя строить «полицейское государство». Нам необходимо воспитать «полицейское общество».

Не хотим полицейского? Получим – бандитское. Третьего в наше время и в нашей стране не дано.

Евгений Якунов. Киев.


Оставьте комментарий

Вы должны зарегистрироваться , чтобы оставить комментраий.