«Токсичный» Путин и его тактические «многоходовки»

провал для Кремля и лично для Путина

13.11.17 В Политика 296
Administrator
Источник:

http://hvylya.net

3 ноября президент США Дональд Трамп начал своё 12-дневное турне по Азиатско-Тихоокеанскому региону, во время которого он уже посетил Японию, Южную Корею, Китай, Вьетнам, а также еще посетит Филиппины.

При этом, на фоне демонстративной активизации ракетно-ядерной программы Пхеньяна в последние полгода и постоянных угроз в адрес США и их союзников в регионе – Японии и Южной Кореи, «северокорейский вопрос» был одним из главных во время указанного турне президента США.

Во Вьетнаме Д.Трамп принял участие в саммите АТЭС, во время которого должна была состоятся его официальная встреча с президентом России Владимиром Путиным. Но в самый последний момент, американская сторона взяла и отменила такой формат встречи, что вызвало с начала шок у россиян, а потом бурю истерики и невразумительных обоснований причин.

До этого предположение о том, что встреча двух президентов может не состояться, озвучил помощник президента США по национальной безопасности Майкл Элтон. Когда Трамп посещал Пекин, госсекретарь Рекс Тиллерсон тоже не подтвердил, что российско-американские переговоры обязательно пройдут.

И уже 10 ноября, как «гром среди ясного неба», пресс-секретарь Белого дома Сара Сандерс официально заявила о том, что официальной встречи Трампа с Путиным в рамках саммита АТЭС во Вьетнаме не будет. В тоже время, пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков заверил, что президенты США и РФ все-таки встретятся в кулуарах или «на ногах».

Менее дипломатичным в своих высказываниях, не скрывая охватившего его раздражения и досады, оказался министр иностранных дел РФ Сергей Лавров, который заявил, что с президентом России Владимиром Путиным хотел встретиться именно лидер США Дональд Трамп, и посоветовал обращаться к американской стороне за разъяснениями заявлений из Вашингтона.

«Обращайтесь к американцам. Мы слышали заявление Трампа, что он хочет встретиться с Путиным… Что на это говорят остальные его чинуши, я не знаю, спрашивайте у них», – сказал министр в эфире телеканала «Россия 24».

Да, Песков был прав, Трамп и Путин встретились во время официальной фотосессии в национальных костюмах. Трамп подошел к Путину и пожал ему руку, а также похлопал по плечу. После этого американский президент встал рядом с ним. Затем все лидеры направились на прием. Но президентам так и не суждено было пообщаться, как это не хотелось Кремлю, так как глава Трамп покинул зал приема от имени президента Вьетнама раньше его завершения, а Путин остался там до завершения.

Российские СМИ, которые пытались найти хоть какой-то позитив, выходили 10 ноября с утешительными для «российского глаза» заголовками по итогам саммита: «Путин и Трамп все же встретились», «Трамп и Путин встретились как старые друзья», «Путин и Трамп улыбнулись друг другу на саммите АТЭС» и так далее.

А уже 11 ноября, Дмитрий Песков дополнительно скрасил ситуацию новой «благой вестью»: «Владимир Путин и Дональд Трамп в результате краткого общения в кулуарах на полях саммита АТЭС во Вьетнаме одобрили совместное заявление по Сирии, а именно подтвердили свою решимость нанести поражение ИГИЛ в Сирии», которую, пока спикер российского президента говорил, уже публиковали на сайте Кремля.

По словам Дмитрия Пескова, документ был подготовлен экспертами двух стран и финально согласован 11 ноября главой министерства иностранных дел России Сергеем Лавровым и государственным секретарем США Рексом Тиллерсоном.

При этом, данное «прорывное» заявление дало «второе дыхание» российской пропаганде, которая с удвоенной силой начала в авральном порядке «забивать в эфире» неприятное во всех отношениях 10 ноября.

Планы Кремля

Да, это был провал для Кремля и лично для Путина, потому что Москва уделяла этой встречи «особое значение и надежды», что было видно, как по подготовительным мероприятиям, а именно: заявлениям российских политиков и экспертов, так и информационной повестке российских СМИ в преддверии саммита АТЭС.

Кремль, который в последнее время приложил максимум, как скрытых, так и информационных усилий, для выхода «северокорейской проблемы» в разряд «первоочередной» угрозы национальной безопасности США и их союзников в регионе, создавая очередную «переговорную площадку» с Вашингтоном, пытался навязать американцам свои «дипломатические и миротворческие» услуги по урегулированию данной проблемы.

«Россия готова содействовать тому, чтобы США и Северная Корея сели за стол переговоров», об этом еще 21 октября заявил посол по особым поручениям МИД РФ, курирующий урегулирование северокорейской ядерной проблемы Олег Бурмистров, сообщал Интерфакс.

Кроме того, на успех такой затеи, которая практически, как надеялась российская сторона, должна была оформиться во время официальной встречи В.Путина и Д.Трампа, указывала и резкая смена риторики президента США уже во время турне.

Так, выступая на совместной пресс-конференции с президентом Южной Кореи Мун Чжэ Ином в Сеуле, Трамп сказал, что для КНДР «имеет смысл сесть за стол переговоров и начать делать правильные шаги в интересах не только северокорейского народа, но и всего человечества».

Конечно же, Россия хотела предоставить такую «переговорную площадку» не просто так, а в обмен на свои условия – «закрытие вопроса» по Украине на условиях выгодных Москве и, как следствие, дальше отмена санкций и не применение новых, а также раздел зон влияния в Сирии.

Новая игра по старым лекалам

Москва очень хотела и хочет, по-быстрому, разыграть «северокорейскую карту», пока мировое сообщество не увидело, что это очередная «краплёная карта» в «колоде» Кремля, о чем еще расскажем ниже.

Также, следует вспомнить, что предыдущая российская «краплёная карта» — ИГИЛ, под средством которой и под лозунгами «совместной борьбы с терроризмом» Москва хотела решить все свои проблемы, возникшие после аннексии Крыма и агрессии на Донбассе, и параллельно проблемы режима Башара Асада, с предыдущей и нынешней Администрацией США, а также Европой, в первую очередь – Германией и Францией, за более, чем два года, пока так и не сработала. И, наверное, и не сработает, хотя еще принесет не мало проблем. На данный момент все уже прекрасно понимают или по крайней мере догадываются, кто играл и играет ИГИЛ и с какой целью.

Ни ужасы, которые творил ИГИЛ на телевизионную камеру, ни теракты в Европе и США, ответственность за которые брал на себя Халифат, не поколебли позицию Западу в этом вопросе.

Хотя, на самом начальном этапе такого российского принуждения Запада «к дружбе», особенно после терактов в Париже, Брюсселе, Ницце и Берлине, у некоторых европейских стран были намерения, скорее всего на эмоциях, «схватиться» за протянутую Москвой «руку помощи».

При этом, такие намерения активно сопровождались давлением со стороны европейских политических сил, ориентированных и финансируемых Кремлем, а также российской пропагандой в Европе, которая пыталась формировать соответствующее общественное мнение.

Не отставали и российские официальные лица, в том числе и лично Владимир Путин, повторяя после каждого теракта в Европе, как мантру: «необходимость совместной борьбы и снятия санкций».

Напомним, что президент России Владимир Путин выразил надежду на активное сотрудничество в борьбе с терроризмом западных партнеров с РФ после теракта в Берлине и других трагедий.

19 декабря 2016 года в Берлине произошел теракт, ответственность за который взяло на себя ИГИЛ, грузовик с прицепом въехал на рождественскую ярмарку и задавил 12 человек, десятки пострадали.

«Мы-то готовы, вы знаете. Надеюсь, что последние трагические события, в том числе и в Германии, будут побуждать наших партнеров теснее работать вместе с нами по этому важному для всех направлению», — сказал российский лидер после вышеуказанного теракта.

Также, Путин тогда отметил: «Что санкции и другие ограничения разъединяют государства и не дают объединять усилия в борьбе с общим злом — с терроризмом. И мы пропускаем удар из-за этого — и мы, и они».

Лишь бы успеть

Кроме того, «северокорейскую карту» Москва очень хочет успеть сыграть до окончания «Расследования о баллистических ракетах Северной Кореи».

Напомним, что в преддверии турне Д.Трампа по странам Азиатско-Тихоокеанского региона, в два комитета Конгресса США — по иностранным делам и разведке — был внесён законопроект H.R. 4123, предполагающий, в случае его принятия, проведение, вышеуказанного расследования.

Авторами законопроекта стали демократ Джош Готтгаймер и республиканец Фрэнсис Руни. При этом, в обосновании законопроекта, ссылаясь на доклад Международного исследовательского института стратегических исследований (IISS), конгрессмены утверждают, что КНДР могла закупать комплектующие у иностранных государств.

Напомним, по мнению экспертов IISS, КНДР в сфере ракетной программы сделала поразительные успехи за последние два года. В частности, речь идет о пусках ракеты средней дальности «Хвасон-12», а также межконтинентальной баллистической ракеты «Хвасон-14».

В тоже время, Москва и ее пропаганда уже на весь мир раструбила, что объектом расследования станет Украина и только Украина, а официальный представитель МИД России Мария Захарова заявила, что в международных организациях будет обсуждаться вопрос об украинских технологиях в КНДР.

Вышеуказанные движения Москвы происходят по аналогии с событиями в августе этого года — после выхода в свет довольно публикации The New York Times, за которой, по мнению многих экспертов, маячила «тень Кремля» и на основе которой российской пропагандой была развернута антиукраинская истерия, предназначенная именно для внимания Вашингтона в свете многих ключевых решений по поддержке Украины на тот момент.

14 августа The New York Times со ссылкой на данные специалиста по ракетным вопросам IISS Майкла Эллемана озвучила предположение, что успех КНДР в испытаниях межконтинентальных баллистических ракет может быть связан с покупкой на черном рынке мощных ракетных двигателей, возможно, с украинского завода «Южмаш», исторически связанного с российской ядерной программой.

Позже источник издания пояснил, что ракетные технологии могли поступить в КНДР из России, а сам Эллеман отказался от своих слов по Украине.

Именно тогда, после официальных заявлений украинских должностных лиц о непричастности Украины к таким поставкам, Вашингтон поддержал подход Киева к тщательному расследованию информации из публикации The New York Times, в которой говорилось о возможном происхождении ракетных технологий, которые КНДР использует для создания своих баллистических ракет.

А Москва, как раз меньше всего хочет такого объективного расследования, которое фактически она сама инициировала своей «игрой», и тем самым подставила себя под возможно еще один санкционный удар в будущем.

В тоже время, в Кремле прекрасно понимают, что «северокорейская карта» по тем или иным причинам может и не сыграть, несмотря на и так уже высоко поднятые «ставки» и приложенные Москвой усилия.

И если Вашингтон не захочет услышать, а тем более принять, предложение Москвы, от которого, как говорится, нельзя отказаться, на что уже предварительно указывают последние события на саммите АТЭС во Вьетнаме.

То на этот случай Кремль в последнее время «греет» еще несколько «проблемных точек» на мировой карте от Ближнего Востока (Сирия, Ливия и Иракский Курдистан, а из последнего еще Ливан, где Москва может сыграть по обе стороны «баррикад»: с одной стороны – «помогать» Израилю и Саудовской Аравии в противостоянии с Ираном и «Хизбаллой», с другой стороны – «поддерживать» вместе с Асадом последних в противостоянии с Тель-Авивом и Эр-Риядом) до Афганистана. Которые, в случае такой необходимости для Кремля, прямо или косвенно должны ударить по США и их союзникам, а также заставят Вашингтон втягиваться в их решение или локализацию и все-таки обратиться за помощью Москве.

И химическое оружие было бы в тему

Еще раз отметим, что Москва очень надеялась на успех своей «многоходовки» во Вьетнаме. Потому что, к «северокорейскому вопросу» в преддверии возможной встречи В.Путина и Д.Трампа, россияне начали подвязывать еще свою «сирийскую химическую проблему». Теперь по порядку.

«Северная Корея имеет химическое оружие, готовность к его применению — часть стратегии по защите от возможных атак со стороны США», сообщил старший научный сотрудник Центра международной безопасности Института мировой экономики и международных отношений Российской академии наук Петр Топычканов, о чем он сказал в эфире радиостанции «Эхо Москвы», и что моментально подхватили российские СМИ с попыткой дальнейшей ретрансляции в международное информационное пространство.

Он также отметил сравнительную дешевизну химического оружия, что делает его привлекательным, в том числе, для террористических организаций.

«Поскольку формулы химические достаточно просты и не обязательно нужно иметь снаряд с бомбардировщиком, чтобы доставить это химическое оружие, то химическое оружие могут применить и террористические организации», — отметил Топычканов.

Зачем нужна была такая актуализация данного вопроса именно сейчас для Москвы? А затем, чтобы после обвинений международного сообщества в адрес Кремля в содействии режиму Башара Асада в обеспечении и организации проведения химических атак против мирного населения, а также блокирования американского проекта резолюции в СБ ООН, которая предполагает начать отдельную линию санкций и военное наказание сирийского режима за применение химического оружия, попытаться найти все-таки «стрелочника» — поставщика химического оружия и его носителей для Дамаска и, как всегда, отвести внимания от себя.

Кроме того, такой замысел прекрасно ложился на ранее прозвучавшее заявление ООН в августе текущего года о перехвате поставок по химическому оружию из КНДР в Сирию, о чем сообщал Reuters, ссылаясь на секретный доклад ООН.

«За последние полгода были перехвачены два северокорейских груза, предназначенных научному центру в Сирии, ответственному за госпрограмму о химическом оружии», – говорилось в сообщении.

При этом, стоит напомнить, что Москва, еще со времен все известного торговца оружием на службе у Кремля – Виктора Бута, который сейчас находится в американской тюрьме и которому в Кремле все не могут найти обменный «фонд», активно использовала территорию Северной Кореи в качестве транзита с целью дальнейшего сокрытия происхождения «нелегального оружия», которое предназначалось для террористических организаций и странам под санкциями по всему миру.

Напомним, что 6 марта 2008 года Бут был арестован в Бангкоке, столице Таиланда, по выданному США ордеру. Его задержали сотрудники управления по борьбе с наркотиками США, выдававшие себя за боевиков Революционных вооруженных сил Колумбии (FARC), которые якобы намеревались приобрести у него ракеты класса «земля-воздух».

Затем, после экстрадиции Бута в США, он категорически отвергал все обвинения в торговле оружием и их нелегальных поставках в обход эмбарго. Он также заявлял, что никогда не контактировал с «Талибаном» и «Аль-Каедой», и США решили переложить на него свою вину за вооружение этих террористов.

При этом, на примере сегодняшнего развития ситуации в Афганистане и последних расследований о поддержке Москвой «Талибан» в том числе оружием, можно наблюдать, что дело «товарища» Бута не умерло и продолжает жить дальше.

Но вернемся к «химической проблеме» Москвы в Сирии и отметим, что планам Кремля с «привязкой» химического оружия, которое использует Башар Асад, к КНДР, тоже не суждено было сбыться.

Потому что, 9 ноября, также в преддверии еще не отменённой встречи Д.Трампа и В.Путина, США, в лице все того же пресс-секретаря Белого дома Сары Сандерс, обвинили Россию в защите режима президента Сирии Башара Асада и террористов, использующих химическое оружие против мирного.

По ее словам, Организация по запрещению химического оружия опубликовала отчет, в котором утверждается, что зарин был использован в качестве химического оружия в сирийском Аль-Латаминах 30 марта 2017 года.

«Хотя эти выводы, к сожалению, не удивляют Соединенные Штаты, тем не менее, они беспокоят. Аль-Латаминах находится примерно в 10 милях от Хан-Шайхун, где режим Асада использовал зарин против своих граждан всего пять дней спустя, по-видимому, как часть согласованной кампании», — сказано в сообщении.

При этом Россия пытается ликвидировать комиссию организации, которая расследует применение химического оружия в Сирии. Такие действия РФ, по словам представительницы США, «защищают режим Асада и террористов, которые продолжают использовать химическое оружие».

Кроме того, в этом же контексте, 9 ноября подоспела еще одна новость не в пользу Москвы. На месте химической атаки в вышеуказанном сирийском селении Аль-Латамина обнаружили российский авиационный взрыватель АВУ-ЭТ со следами зарина, об этом написал в Twitter основатель группы Bellingcat Элиот Хиггинс.

«На месте химической атаки в селении Аль-Латамина обнаружен российский авиационный взрыватель АВУ-ЭТ со следами зарина и его побочных продуктов. Россия ни за что не захочет, чтобы это расследовалось», — написал он.

Что на выходе

Поэтому, подводя итог вышесказанному, стоит отметить, что отмена американской стороной, так называемым «коллективным Трампом», официальной встречи двух президентов не случайна, а закономерна.

Как с точки зрения – уже четкого понимания метаний и сути «многоходовок» Кремля, так и с точки зрения – «токсичности» самого Путина для Трампа. В последнем контексте, частично приведем мнение российского журналиста и публициста Леонида Радзиховского, которое он высказал «Апострофу».

По словам Радзиховского: «Для Трампа эта официальная встреча означала бы лишнее обвинение в том, что он — русский агент, и поэтому в современном контексте ему это абсолютно не нужно. А для Путина эта встреча означала бы лишнее подтверждение того, что весь мир, то есть Америка, его признает и с ним считается. Поэтому Путину эта встреча была необходима».

Кроме того, в преддверии саммита АТЭС еще появилось расследование AP на основании архива Twitter, которым компания поделилась с Конгрессом на прошлой неделе. В материале детально было расписано, когда с каких аккаунтов, и как российские тролли глушили плохие новости о Трампе, переводя стрелки на Хиллари Клинтон. При этом, расследование опять усилило очередную информационную волну, вызванную расследованием спецпрокурора Роберта Мюллера о вмешательстве Кремля в американские выборы.

Так что, в преддверии начала предвыборной кампании в России, которая стартует по идее 18 декабря, Кремль пока без побед на внешней арене. Кроме того, новые санкции против российского ВПК и не только, которые будут введены, должны ощутимо уже начать сказываться на России именно в феврале-марте 2018 года.

Но, как отмечают эксперты, скорее всего, Москва, по результатам других американских и международных расследований, а именно: о вмешательстве в американские выборы, по ракетно-ядерной программе КНДР и химическим атакам в Сирии, «наиграет» себе еще одни «санкционный букет».


Павел Алехин, для "Хвилі"


Оставьте комментарий

Вы должны зарегистрироваться , чтобы оставить комментраий.