В тени войны, или Русские и русский язык в украинском Северодонецке

Возникшая в 2014 году линия разграничения с сепаратистскими территориями на востоке Украины делит регион, в котором много этнических русских

Высоцкая Сабина
Источник: dw 

 Как живут они сегодня? Репортаж из Северодонецка.

Взорванный мост в Славянске

До войны более 200 километров, но она ощущается сразу за Харьковом. Трасса М-03 стала военной дорогой, по которой армейские грузовики с пушками и колонны заправщиков катятся на восток. На обочине бигборды рекламируют то украинскую армию, то дешевые автобусные рейсы в Москву. Первые следы войны видно в Славянске: взорванный мост напоминает о боях, которые шли здесь.

Два года назад, 5 сентября 2014-го, Украина подписала с пророссийскими сепаратистами из Донецка и Луганска первое соглашение о прекращении огня (Минск-1). Просуществовало оно недолго, но линия разграничения в целом осталась. Она прошла через районы, где много этнических русских - более трети населения. Как живется им на подконтрольной Киеву территории?

Недоверие к Киеву

Поиск ответов ведет в Северодонецк, ставший в сентябре 2014 года административным центром оставшейся под контролем Киева части Луганской области. Сам город с таким названием возник в 1950-е, когда СССР создал здесь центр химической промышленности. Работать на крупнейшем предприятии города, химкомбинате "АЗОТ", тогда приехало много россиян. Сейчас оно простаивает.

Азот, главное предприятие Северодонецка, простаивает

"Азот", главное предприятие Северодонецка, простаивает

В новейшей украинской истории у Северодонецка уже был имидж "центра сепаратистов". Во время "оранжевой революции" в конце 2004 года здесь собрались на съезд пророссийские политики востока и юга страны, которые угрожали Киеву расколом. Через десять лет город стал частью самопровозглашенной Луганской народной республики (ЛНР), но украинская армия вернула его под контроль Киева. Больших боев здесь не было.

С тех пор всюду развеваются сине-желтые флаги, но настроения у горожан не такие однозначные. Многие не доверяют властям в Киеве или считают, что те их игнорируют. Это чувствуется в разговорах, которые жители просят вести без микрофона, опасаясь обвинений в сепаратизме. Одна пожилая женщина, переехавшая в Северодонецк из Сибири, с гневом в голосе рассказывала, как однажды украинские военные направляли на нее оружие. Для нее в конфликте в Донбассе виноват Киев, а не Москва. Такие взгляды у многих в Северодонецке, говорит один местный политик. По его оценкам, больше половины жителей 130-тысячного города придерживаются пророссийских убеждений. На недавних выборах большинство здесь получил "Оппозиционный блок", образовавшийся после распада Партии регионов.

Почти половина школ - русские

Украинский флаг на центральной площади в Северодонецке, август 2016

Украинский флаг на центральной площади в Северодонецке, август 2016

Есть ли опасность для русских на востоке Украины, о которой твердят российские политики и СМИ?

На улицах Северодонецка слышна почти исключительно русская речь. Из 21 городской школы восемь - полностью русскоязычные. Среди них и школа №18. "Вопросы об открытии украинских классов возникали", - говорит директор Наталья Фоменко. Но такие инициативы не нашли поддержки родителей: "К сожалению, более 3-5 заявлений мы никогда не набирали". Во время беседы она постоянно переходит с русского на украинский, демонстрируя, что для нее это - обычное дело. "Я никогда не испытывала дискомфорта в этом вопросе, никто меня не преследовал, не впихивал что-то такое, что ущемляло бы право на русскоязычие", - говорит директор, сама - учитель русского языка.

Фоменко припомнила лишь один случай, который, кажется типичным для Украины в ее нынешнем состоянии. Одна проукраинская гражданская организация решила прийти к ней в школу с неформальной проверкой. "Им кто-то сказал, что я - сепаратистка", - говорит Фоменко. Пообщаться с учениками 11-го класса пришли две женщины. "Я очень переживала, потому что там учились дети из Донецка и Луганска, и я знала их настроения", - говорит директор. Но переживания оказались напрасными. Посетительницы, по словам Фоменко, благодарили ее за хорошую работу.

Русские ощутили себя украинцами - и наоборот

Профессор из Луганска Александр Еременко называет себя "человеком русской культуры". Завкафедрой философии Восточноукраинского национального университета уже два года живет в Северодонецке, куда переехал из города, оказавшегося под контролем сепаратистов. Переехал в Северодонецк и его вуз, носящий имя Владимира Даля, родившегося в Луганске составителя знаменитого словаря русского языка.

Заявления России о том, что русским и их культуре на Украине грозит опасность, Еременко считает "бессовестной манипуляцией", в которую, однако, верят его бывшие коллеги по кафедре, оставшиеся в ЛНР. Недавно профессор провел собственное исследование о том, как война изменила людей. По его словам, в вопросе идентичности результаты неоднозначные - некоторые этнические русские ощутили себя украинцами - и наоборот.

Еременко не уверен, нужен ли Украине русский язык как второй государственный, но считает, что "русскоязычные не должны чувствовать какого-то натиска". Сам он уверяет, что украинизации не чувствует.

Стенд в северодонецком музучилище имени Прокофьева

Стенд в северодонецком музучилище имени Прокофьева

Музучилище как убежище от войны

В известном и за пределами Северодонецка музыкальном училище имени Прокофьева русскую культуру можно почувствовать особенно сильно. На стенах - портреты российских, советских авторов и исполнителей. Некоторые из них, например, Ян Френкель, посещали училище, и память о них здесь берегут с особым трепетом. Но есть и украинские имена, в училище чтут обе культуры, украинские и русские классы соседствуют, говорит заместитель директора Наталья Юрченко.

Две трети преподавателей работают на русском языке, в основном это касается музыкальных специальностей. "Только бандура (струнный украинский инструмент. - Ред.) на украинском", - говорит Юрченко. По ее словам, среди примерно 160 учащихся только одна студентка "принципиально говорит на украинском языке".

Ольга Булекова и Наталья Юрченко

Ольга Булекова и Наталья Юрченко

"Трудно сказать, какая культура нам ближе", - отмечает Ольга Булекова, которая преподает историю и философию на украинском языке. По ее словам, когда она сама в конце 1960-х пошла в школу, то "попала в волну резкой русификации". "Помню, что учебники поменяли, и мы учились по русским", - говорит Булекова. Сегодня, считает педагог музучилиша, "в какой-то степени можно сказать, что защищать нужно украинский язык и культуру".

Когда речь заходит о России и ее роли в войне на востоке Украины, обеим женщинам явно тяжело об этом говорить. "Это трудно осознавать", - отвечает Юрченко на вопрос, является ли Россия агрессором. Булекова говорит, что училище аполитично. "Это наш остров, мы можем зайти сюда, выдохнуть и сказать, слава богу, что я здесь, я - в надежном укрытии", - говорит преподаватель. "У нас даже когда гремела канонада, было очень напряженно все, а мы госэкзамены принимали", - говорят обе в один голос. Так музчилище поддерживает и город, живущий в тени войны. По словам Юрченко, они никогда не проводили столько концертов, как в последние два года. Билеты всегда были распроданы.


Оставьте комментарий

Вы должны зарегистрироваться , чтобы оставить комментраий.

  • VLAD-VLAD на 08.09.2016 18:43:42

    Работал в Луганской области. Бывал в тех местах, где идут сражения. Человек-это продукт эпохи. Но зачем мне ненавидеть этих людей. Шахтеры, химики и рабочие других специальностей жили нормально. После распада Союза так называемая центральная власть разрешила создать на Донбассе заповедник бандитизма, где предпринимателей сотнями убивали и закапывали в терриконы. К сожалению я это все предвидел очень давно. Кто может восстановить доверие этих людей? Только сильная экономика и зарплата. А эту придурь с украинским языком- так и никто не смог народу объяснить, что разговорный язык остается, а деловодство на украинском. Я общался с выходцами из Донбасса, которые говорили, что вообще запретят русский и заставят даже разговаривать всех на украинском. Жаль, что так произошло. Очень жаль.