Синдром болельщика

Скандал с буйными фанатами, принесшими во Францию частицу "русского мира", рискует стать самым ярким эпизодом Евро-2016.

Высоцкая Сабина
Источник: pravda.com.ua 

Но будем справедливы: сорвиголовы, добравшиеся до Марселя, – все-таки нетипичные российские болельщики. Типичный болельщик остался в своем Саранске или Нижнем Тагиле, сидит на диване, пьет пиво, смотрит телевизор и гордится российскими подвигами.

Он предпочитает не действовать, а наблюдать со стороны. Для него не существует ни изнурительных тренировок, ни запредельных нагрузок во время игры, ни физических травм – только захватывающая картинка.

Конечно, примерно так же болеют и в других уголках планеты. Но особенность нынешней России в том, что здесь такое мировосприятие стало чем-то универсальным. История, политика, война – все уподобилось спортивному болению.

Огромную страну полностью поглотил синдром болельщика – чувство сопричастности к событиям, в которых ты не участвуешь и участвовать не собираешься.

Когда россияне превозносят сталинский СССР, это не значит, что их действительно привлекает мир пятилеток, коммуналок, бараков и окровавленных солдатских гимнастерок. Нет, обыватель хочет жить в мире иномарок, попсы, модной одежды и легкомысленных развлечений.

А за страну победивших дедов он болеет – как за любимый футбольный клуб. И хвастливое "Можем повторить!" – не более чем бравада телезрителя с пивным брюшком, орущего "Мы их сделали!"

Когда россияне расхваливают Северную Корею и Венесуэлу, из этого тоже не следует, что кто-то готов поменяться местами с жителем Пхеньяна или Каракаса. За страны-изгои просто болеют – назло американцам. А еще можно болеть за Путина и вставшую с колен Родину, живя в ЕС и наслаждаясь всеми преимуществами прогнившей западной цивилизации.

Этот путь выбрали десятки тысяч патриотов, предпочитающих гордиться великой Россией на расстоянии.

Войну в Украине российский обыватель рассматривает именно с позиций болельщика. Вопреки расхожему заблуждению, идеологии тут очень мало – это прежде всего жажда зрелищ и драйва.

Пресловутая "Новороссия" никогда не была для россиян чем-то действительно близким. Ее воспринимали как спортивную команду, которая задаст жару бандеровцам.

Давай, Стрелков! Вперед, Моторола! Русский мир – чемпион! Но как только игра "ДНР" и "ЛНР" стала вялой и пресной, российская публика потеряла к "народным республикам" всякий интерес.

Иллюзия солидарности растаяла, и оказалось, что россиянам нет никакого дела до Донбасса и его несчастного населения. Обыватель-болельщик с легкостью переключился на более увлекательную картинку: бомбардировки Сирии российской авиацией.

Рядовой россиянин охотно поддерживает путинские военные авантюры. Но, столкнувшись с пагубными последствиями этих авантюр, он искренне обижается. Он не понимает, почему должен нести ответственность за происходящее.

Болельщику, сидящему у голубого экрана, не положено расплачиваться за действия игроков! Это неправильно! Как если бы мяч вдруг вылетел из телевизора, угодив азартному зрителю прямо в физиономию.

Чужие страдания, слезы, кровь, смерть остаются для российского общества чем-то вроде спортивного состязания, и этот всенародный инфантилизм по-настоящему страшен.

Впрочем, современная Россия – лишь частный случай. Синдром болельщика может поразить кого угодно, вне зависимости от национального менталитета или культурного уровня. В ХХ веке им страдала значительная часть европейской интеллигенции, поддерживавшая людоедские режимы назло буржуазному обществу.

Например, Жан-Поль Сартр и Симона де Бовуар болели за маоистский Китай. "Сегодняшняя жизнь в Китае исключительно приятна", – утверждала мадемуазель Симона. Но, разумеется, ни она, ни ее спутник не думали променять привычный буржуазный комфорт на "исключительно приятную" жизнь в китайской народной коммуне. Никакой фальши в этом не было.

Сидя в уютном парижском кафе, можно искренне болеть за хунвейбинов на другом конце планеты. Парни с цитатниками Мао создают картинку грандиозного социального эксперимента, и за ней очень интересно наблюдать с безопасного расстояния.

Политического болельщика бесполезно упрекать в непоследовательности. Он не считает, что должен испытать на собственной шкуре все то, что так горячо поддерживает. И не видит в своей позиции ничего предосудительного. Об этом нужно помнить, пытаясь что-то ему доказать.

Не секрет, что вышесказанное актуально и для украинцев. Диванный патриотизм, процветающий в Украине последние два года, – это тот же самый синдром болельщика. Немалая часть общества болеет за "наших" и жаждет скорейшей победы, но не думает о ее цене и не собирается чем-то ради нее жертвовать.

Типичный фанат мечтает о танковом броске на Крым – и в панике ложится в больницу, получив повестку из военкомата. Сегодня он требует ввести военное положение – а завтра возмутится, если кто-то попытается ограничить его собственную свободу передвижения.

Но от инфантильного диванного воина, бушующего в соцсетях, вреда немного. Хуже, когда в болельщиков превращаются люди, действительно формирующие повестку дня: журналисты, общественники, политики.

К сожалению, украинские властители дум по-своему уязвимы.

Легко подхватить синдром болельщика, если ты вращаешься в кругу единомышленников и слабо представляешь настроения, царящие за его пределами. Если ты находишься за сотни километров от зоны АТО и не сталкиваешься с разрушительными последствиями войны. Если твой материальный достаток практически не зависит от состояния украинской экономики. Волей-неволей ты становишься сторонним наблюдателем, переживающим за Украину, но постепенно теряющим связь с собственной страной и ее населением.

Дальнейшее зависит лишь от твоей рассудительности и ответственности. Стоит увлечься, дать волю эмоциям, и война станет для тебя напряженной игрой, Украина – подобием футбольной команды, а победа – решающим голом, который должен потешить твое самолюбие. Ты будешь азартно болеть, и тебе будет некогда задуматься о том, что за этой захватывающей картинкой стоят судьбы миллионов живых людей.

Михаил Дубинянский


Оставьте комментарий

Вы должны зарегистрироваться , чтобы оставить комментраий.

  • Igor на 21.06.2016 07:25:04


    Матч между командами из России и Англии 11 июня запомнится не только боевым настроем российской сборной. В центре внимания были насилие и «сцены беспорядков», когда десятки российских хулиганов прорвались на трибуну английских болельщиков после финального свистка, «бросая петарды, срывая флаги и избивая всех, кто попадался под руку» (http://ab.co/1sG51QW).

    Тогда как власти Марселя подтвердили, что группа «хорошо обученных» российских хулиганов, сознательно нацеленных на беспорядки, были «готовы к сверхбыстрым, крайне агрессивным действиям» (http://bit.ly/1UpQcfP), российские официальные лица иначе оценили произошедшее. Максим Мотин, муниципальный депутат города Москвы, например, возложил вину за случившееся на неподготовленность французских властей и неудовлетворительную организацию работы стадиона. «Поверьте мне, если бы это был матч «Спартак» — «ЦСКА», то это было бы все гораздо страшнее, с таким низким уровнем безопасности, как есть во Франции» (http://bit.ly/1sGcEH3, http://bit.ly/25XsA9I).

    Высокопоставленный футбольный чиновник Игорь Лебедев не только преуменьшил насилие, но и похвалил фанатов за их действия: «Не вижу ничего страшного в драке фанатов! Наоборот, молодцы наши ребята. Так держать!» – написал он в своем аккаунте в "Твиттере" (http://bit.ly/1XRKAy1). В интервью life.ru Лебедев также объяснил поведение российских болельщиков: «Ребята отстаивали честь страны и не дали возможности англичанам каким-то образом осквернить нашу родину. Наших болельщиков надо простить и понять» (http://bit.ly/1S5lFy0).

    Владимир Маркин, высокопоставленный представитель Следственного комитета России, опроверг заявления о том, что российские болельщики – натренированные бойцы: «Нормальный мужик, каким он должен быть, вызывает у них [европейцев] удивление. Они же привыкли "мужиков" на гей-парадах видеть» (http://bit.ly/1sGcEH3).

    Тем не менее, резкие комментарии российских футбольных чиновников - это не новость. Александр Шпрыгин, основатель Всероссийского объединения болельщиков и член официальной делегации РФС на Евро 2016, недавно заявил, что хотел бы «видеть только славянские лица в российской национальной сборной», а также отметил, что с фотографией сборной Франции «что-то не так», потому что на ней «очень много» черных лиц (http://bit.ly/1VWZnFC). Господина Шпрыгина уже выдворили из Франции.

    Портал «Медуза» сообщает, что известного российского спортивного комментатора Владимира Стогниенко заглушили криками в прямом эфире на канале «Россия 1» после того, как он поправил ведущего ток-шоу, заявившего, что английские болельщики сами начали драку и устроили провокации. Стогниенко сказал, что все было как раз наоборот. Жена российского футболиста Павла Погребняка сказала Стогниенко: «Вы вообще за Россию болеете? Так нельзя поддерживать сборную», что вызвало шквал аплодисментов. Стогниенко ответил, что он «больше, чем кто бы то ни было», поддерживает российскую сборную, «но если есть проблема, об этой проблеме нужно говорить».

    В статье, опубликованной в российском издании «Forbes», журналист Сергей Медведев объясняет произошедшие события и стиль комментариев вокруг них в российских СМИ сквозь призму поведения России на международной арене. По мнению автора, «[российские] фанаты в Марселе вполне адекватно представляют официальную политику и массовое сознание посткрымской России».
    Автор отмечает разницу между реакцией на действия российских и имеющих плохую репутацию английских хулиганов: «Если в Англии после подобных скандалов болельщики единодушно осуждаются обществом и политиками, то в России последних дней футбольные хулиганы предстают едва ли не как национальные герои». Он делает вывод, что российские футбольные хулиганы «ведут ту же самую гибридную войну, что так популярна в [российской] пропаганде», и сравнивает события во Франции и Украине: «тем же гибридным "околофутболом" Россия занимается и в Украине, не ведя открытой войны, но делегируя туда хорошо подготовленные группы боевиков […] и в Европе, делая ставку на популизм, сепаратизм и раскол Евросоюза» (Фото: Radio Free Europe, ABC.Com).

  • Igor на 20.06.2016 09:51:58

    «Мы жестокое зверье, в наших жилах все еще течет темная и злая рабья кровь - ядовитое наследие татарского и крепостного ига. Нет слов, которыми нельзя было бы обругать русского человека… В русской жестокости чувствуется дьявольская изощрённость... Кто более жесток: белые или красные? Вероятно — одинаково, ведь и те и другие — русские». – М. Горький, «пролетарский» писатель (1868 – 1936 гг)

    «Наши танкисты, пехотинцы, артиллеристы, связисты нагнали колонну беженцев и позабыв о долге и чести и об отступающих без боя немецких подразделениях, тысячами набросились на женщин и девочек... Обливающихся кровью и теряющих сознание оттаскивают в сторону, бросающихся на помощь им детей расстреливают... А сзади уже следующее подразделение. И опять остановка, и я не могу удержать своих связистов, которые тоже уже становятся в новые очереди, а телефонисточки мои давятся от хохота... До горизонта между гор тряпья, перевернутых повозок трупы женщин, стариков, детей...» – Леонид Рабичев, писатель, бывший фронтовик.